Мои рассказы, которые больше нигде опубликовать нельзя

SIMVOLRODA

Форумчанин
Форумчанин
Фронто-темпорал деменция (продолжение)
Глава шестая
Проснувшись, она вспомнила всё, что произошло, но странно - стыда не было.
Вспомнив своё суждение в оправдание себя, своего поведения, она ещё раз осмыслила это и не нашла возражений.
Инна встала и подошла к сыну. Он спал. Она пошла в туалет, затем в ванну, под душ. Выйдя из ванны и обвернувшись полотенцем вошла в комнату. Олег не спал, и сидел на кровати.

Инна улыбнулась – Ты сам сел! А встать, пробовал?

- Да, только голова ещё кружится. Я хочу в туалет.

Она взяла тазик, и откинув покрывало, подставила.

Он сам держал член, направляя и оголив головку. Струя мочи била в дно тазика и брызги падали на её руки, и даже долетали до груди и лица. Он задержал излияние и приподнял член – Возьми

Она поставила тазик, и приклонившись взяла в рот, и тут же ощутила солёно-горькую струю на языке и в горле. Инстинктивно сжимая глотку, разинула рот, выплёвывая мочу на пол и в тазик.

Олег сдержал излияние и сжал её голову – Нет, пей! – и стал ссать.

И она пила, наполняя рот и судорожно сглатывая, и то что не успевала проглотить, текло изо рта по подбородку, на шею и грудь. И когда моча иссякла, член возбудился и Олег, продолжая сжимать её голову, притянул к животу, проникая в горло, и двигал ею, совершая фрикции с погружением, пока не излился, и она, давясь и сдерживая рвотный рефлекс, глотала: сначала член, потом сперму.

- Обсасывай

Она обсосала и облизала член

- Теперь пойдём мыться. И смени постельное.

Она помыла его в ванне, и уложив на своей кровати, заменила постельное бельё.

Ещё раз пошла под душ.

Инна стояла под струями, и мыслей не было в голове. Только безразличие, и ощущение опустошённости.

Днём позвонили из военкомата, и сообщили в каком банке можно получить деньги Олега. Инна оформила доверенность и получила деньги.

Она купила Олегу одежду, за полгода в армии он вырос и раздался в плечах. Купила кровать и видеоплеер.

Кровать привезли, установили, и собрали в этот же день, и вечером она легла рядом с сыном ...

Олег был в депрессии. Потеря друга. Он ещё надеялся, лёжа там, что Серёга жив, хотя и слышал две короткие очереди. Но очнувшись в госпитале, осознал с ужасающей неотвратимостью – «Друга нет на этом свете ...».

Ранение было тяжёлое, но руки и ноги целы. Увы - это не радовало. Когда его привезли домой, и когда мать рассказала про ту, другую Инну, он снова ощутил своё одиночество. Мать была не в счёт. С матерью он никогда не делился своими мыслями и переживаниями. И когда внутренний взгляд упёрся в черноту, из неё высунулся уродец и ткнул факелом в лицо. И психика, пытаясь спастись от саморазрушения, нашла выход в сексе. И дроча, и фантазируя, он разжигался похотью. Но не было физического удовлетворения, и его помутневшее, от депрессии, подсознание подменило образ одной, ненавистной за ту боль, что она ему причинила, другим образом. Той, которая тоже причинила боль тем, что не была рядом, когда он в ней так нуждался ….

Инна сама коснулась члена и стала гладить. И наполняясь кровью, член встал и затвердел, и она хотела ласкать его губами. Но Олег остановил её - Я сам.

Он встал на колени и поставил её раком, и впиваясь пальцами в ягодицы, притянул к себе и медленно натянул. Инна, чтобы ни о чём не думать, сосредоточилась на ощущениях. Валик крайней плоти тёрся по стенкам влагалища, и оно, подчиняясь физиологии, пропотевало, увлажняя стенки слизью ...

Олег мял ягодицы и гладил её спину, и дотягиваясь до грудей, сдавливал, причиняя боль и продолжая фрикции. И когда вагина пропотела, и член стал скользить, вытянул его – Иди сюда.

И Инна, развернувшись, припала к члену, и сосала, обильно смачивая слюной, и он, проведя по спине руками, обхватил её ягодицы, и раздвигая, коснулся пальцами ануса. Казалось, что анус дышит.

– Повернись жопой - она повернулась, и он, прижав палец к анусу, медленно вдавил его, и вытащив, прижался членом – Сама.

Инна попыталась натянуться, оседая, но не смогла – Больно.

И он, обхватив её бёдра, стал вдавливать член, преодолевая сопротивление сфинктера.

Она закусила губу, подавляя крик, и когда член вошёл в жопу, выдохнула со стоном. Погружая член почувствовал, как головка уткнулась в изгиб, и задержавшись, потянул за бёдра, на себя. Инна вскрикнула от боли, и он вытащил член из её жопы – Я устал. Дальше сама будешь ебаться. Отодвинься - и он лёг.

Она встала над ним, спиной к лицу.

– Нет, повернись.

Она повернулась, и приседая, и придерживая член, направила в жопу, и медленно опускаясь, натянулась, и двигала жопой сверху вниз. А он мял и тискал её грудь, и глаза были закрыты: и у него, и у неё. И когда излилась сперма, она, медленно приподнимаясь, снялась с члена, и из жопы сочилась сперма, капая ему на живот.

– Повернись. Сядь на меня и соси.

И она, повернувшись, опустилась на его грудь, и припав к члену, взяла в рот и сосала. А он, приподняв одной рукой её жопу, пальцы другой, большой и указательный, засунул в вагину и в жопу, и стал дрочить её.

– Языком, в жопу.

– И она, отстранившись и раздвинув его ноги, лизала ему промежность и анус.

– Пальцами.

Она, обслюнявив пальцы, засунула ему в анус, сначала один, а потом два. Его живот и грудь были в мазках спермы, сочившейся из её жопы.

– Иди сюда, облизывай.

И она, повернувшись, слизывала мазки спермы с живота и груди.

– И там.

Он, руками, сдвигал её к низу живота.

Она вылизала волосы …

Они спали: он на спине, с руками за головой, а она, свернувшись калачиком, спиной к нему. Помыться, после секса, Олег не разрешил – Утром отмоешься.

Глава седьмая

Она проснулась.

Лежала и смотрела в пустоту, потом шевельнулась и почувствовала, что волосы на лобке слиплись. Села. Забурчало в животе, она встала и, сдерживая газы, пошла в туалет. Села на унитаз и потужилась, но вместо характерного звука выходящих газов, с бульканьем вытекла слизь и она, привстав, подтёрлась туалетной бумагой и смыв, пошла в ванну.

Мыться не стала, только подмылась. Промежность и ягодицы, и внутренняя поверхность бёдер были покрыты коростой подсохшей спермы и слизи. Руки и губы тоже были в коростах, и она тщательно и долго подмывалась, намыливая промежность и волосы лобка, и раздвигая пальцами вульву. Потом отмывала лицо и чистила зубы, и полоскала рот.

Вздрогнула, почувствовав взгляд.

В дверях ванны стоял Олег и смотрел на неё.

- Ты сам встал и пришёл?!

- Да, по стене. Помоги.

И она, поддерживая, усадила его в ванну.

- Ты уже ходила в туалет?

- Да, но ...

- Ссала?

- … Ннет

- А хочешь?

Инна полезла в ванну. Расставив ноги, стояла над ним и писала, раздвинув пальцами губы, а он сжимал её бёдра, притягивая к себе, и когда она коснулась лобком лица, стал лизать. Потом заставил повернуться и наклониться, и лизал её ягодицы, и целовал взасос в попу.

Она тяжело дышала. Было приятно, и сладкая истома, от низа живота, жаркой удушливой волной ударила в грудь, и поднялась к шее. Олег прижал палец к анусу и хотел засунуть ...

Инна дёрнулась – Олег, я ...

- Что?

- Не какала ...

- А хочешь?

- Дда

- Хорошо - он снова прижал палец и ...

– Не надо, Олег. Не надо.

- Молчи. Молчи! Ты будешь подчиняться. А не будешь, тогда ...

- Хорошо-хорошо, делай ... делай что хочешь ...

Она вздрогнула. Струя мочи била в живот и грудь, а он, засунув палец в анус, сделал несколько фрикций и вытащил. И с улыбкой смотрел на мазки кала. И взяв мать за бёдра, потянул.

Проникновение не было столь болезненным, как вчера, и Инна сосредоточилась на ощущениях. Член тёрся о стенки сфинктера, а головка погружалась в каловую массу, в прямой, и она ощущала, как кал совершает противоестественное движение внутрь А потом вниз, под действием напрягшейся диафрагмы. И вдруг поймала себя на том, что процесс возбуждает, и усиливая наслаждение, двигалась навстречу. Сладострастие захватывало, и наплывающий оргазм ввергал плоть в сексуальный озноб. А когда пульсирующая уретра толчками выплёвывала сперму, она застонала, и чтобы не упасть, так дрожали ноги, опёрлась руками о края ванны.

- Мммм - замычал от наслаждения Олег, и весь передёрнувшись отпустил её бёдра.

Инна, медленно приподнимаясь и напрягаясь, выдавливала из себя член. И когда он выскользнул, пошли газы с характерными звуками, разбрызгивая запашистую массу на живот и пах Олега.

Это было неконтролируемо, и Инна испуганно дёрнулась, пытаясь сдержаться, но сфинктер не сокращался, и из неё текло, и вываливалось на ноги Олега.

Инна замерла и ... описалась.

Олег потянул её за руку – Иди сюда.

Она повернулась. Живот и пах, и бёдра Олега были заляпаны калом.

- Иди, иди сюда - он схватил её за волосы и тянул вниз, к уже опавшему члену – Соси и облизывай.

Встав на колени между его ног, взяла в рот. Чуть сладковатое и терпкое, отдающее едва ощутимой горечью и по вкусу напоминающее жирную глину, оно смешалось со слюной, обильно выделяющейся, и потекло изо рта.

– Нет, ешь. Проглоти - и она проглотила остатки жижи. Он потянул за волосы вверх, и ткнул носом в живот – Теперь здесь. Слизывай.

Она облизывала живот и сглатывала сгустки коричневой, запашистой массы, с блестящими вкраплениями спермы.

Олег, откинувшись назад, сидел с закрытыми глазами и улыбался.
 
Последнее редактирование:

SIMVOLRODA

Форумчанин
Форумчанин
Фронто-темпорал деменция (продолжение)
Глава восьмая
Когда, уходя от преследования, подорвались на растяжке, его посекло осколками и тяжёлым было ранение в голову. При выписке из госпиталя на руки Инне отдали амбулаторную карту Олега с историей и направление на МСЭ1.
Прошло две с половиной недели, как она привезла Олега домой.
Оформляя отпуск, надеялась только, что к концу его Олег сможет вставать с постели и обходиться без посторонней помощи. Но молодой организм быстро восстанавливался, и вот Олег уже самостоятельно, без её помощи, ходит по квартире.
Всё, что происходило, и что он с нею делал, уже не пугало. Нет, она не привыкла. Смирилась.
Вечером, когда она подошла к кровати, чтобы лечь, Олег остановил её.
– Подожди, у нас есть скалка?
Инна кивнула.
- Принеси.
Она пошла на кухню и вернулась со скалкой.
- Дай – он взял скалку и посмотрел на неё – Ложись.
– Инна легла.
- Ноги раздвинь.
Она раздвинула ноги.
- Ночнушку сними.
Она сняла ночную рубашку.
Положив скалку, он раздвинул вульву, и засунув во влагалище указательный палец, сделал несколько фрикций. Продолжая массировать влагалище, ладонь другой положил на её грудь и стал мять, а затем пальцами сжимать и оттягивать соски. Во влагалище он уже вводил два пальца, и чувствуя, что влагалище увлажнилось, засунул три. Интроитус расширялся, пропуская пальцы, и когда он вытащил их, то увидел зияющую дыру.
Олег взял скалку и приставил тупым концом к разверстой вагине.
Инна лежала с закрытыми глазами.
Деревянная скалка, длиной двадцать пять сантиметров, и четырёх сантиметров в диаметре, погружалась во влагалище. И хотя скалка была сухой, пропотевшее влагалище заглотило её почти безболезненно. Олег медленно двигал скалкой, вытаскивая и погружая, и засунув, оставил во влагалище. Только ручка торчала.
- Встань раком.
Инна села, и повернувшись, встала в позу.
Олег, удерживая левой скалку, пальцем правой стал массировать анус матери, и также, засунул сначала один, потом два и три пальца.
Член стоял. Твёрдый как палка. Вытащив пальцы, он пристроился к ней, и стал медленно засовывать. Но скалка, во влагалище, мешала. И тогда он потянул скалку из вагины, а член пропихнул сквозь анус. И совершал фрикции, пока не слил.
Было больно, но Инна терпела, закусив губу.
Олег лёг на кровать. Инна лежала рядом.
- Иди на пол.
Он сел.
Инна слезла с кровати и легла на пол. Из расширившегося колечка ануса сочилась сперма.
- Ноги подними.
Она подняла, и он, за ноги, подтянул её, и опустив их на кровать, прижал ступню к промежности. Двигал ступнёй по промежности, и прижав пятку к интроитусу, вдавливал.
Инна охнула. А Олег, другой ногой водил по её животу и надавливал. Дотянувшись до грудей, давил их - Иди сюда - он положил руку на член.
Инна встала на колени между ног сына, и припала ртом. Он взял её за волосы, и двигал её головой, прижимая к животу, и головка проникала в горло. Она давилась, из глаз текли слёзы.
- Говори что-нибудь.
- Ххо?
- Ну скажи: я ёбаная в рот и в жопу.
- Вваёвфана ффохк ы ффопу.
- Ещё!
- Ффаёвфана вфохк ы вфопу.
Он отпустил её голову и наклонившись, рукой дотянулся до ануса. Анус был испачкан спермой - Посмотри, на полу есть?
Инна сдвинулась и увидела на полу лужицу спермы. Олег приставил пальцы к её губам, и она обсосала их– Слижи с пола. Нет! Подожди - он опустил ступню в лужицу и размазал по полу – Теперь.
Она слизала с пола, а потом облизала ногу. Олег, большим пальцем правой ноги тыкал в анус. В животе у Инны забурчало. Она хотела пойти в туалет, но Олег остановил – Что?
Уже столько всего непотребного было сделано, а она всё ещё стеснялась.
- Пердеть будешь? Ну давай - и прижал к ягодицам ладонь – Давай!
Инна напрягла диафрагму, но вместо газов на ладонь булькнулась слизь и закапала на пол.
- Ешь - Инна слизнула и проглотила сгусток слизи и кала с ладони - И на полу.
Она подлизала с пола.
- Спать.

Глава девятая

Олег проснулся раньше матери. Было шесть часов утра. Инна спала спиной к нему, свернувшись калачиком. Он потянул с неё покрывало, и она проснулась.
- Что, Олег?- она села.
– Хочу. В жопу.
- Я же не подмытая.
- Тогда в ванну.
Инна встала, и хотела помочь.
– Я сам.
Она помогла ему залезть в ванну и хотела идти в туалет.
– Нет здесь. На меня.
Она писала на него, а он писал на её ноги, и брызгал в промежность. Потом вылизывал вагину. Инна держала губы, раздвинув пальцами. Потом сама лизала ему.
- А теперь срать. Ты же хочешь? - Олег лёг в ванне, а Инна, присев над ним и опираясь на края ванны, покакала ему на живот — Размазывай - и она размазывала вонючее месиво по его животу.
- Сиськами - он потянул её за плечи, и прижав к животу, стал елозить. Носом и ртом она натыкалась на член.
- Лицом.
И она тёрлась носом, губами, лбом, подбородком, щёками.
- Я тоже хочу. Помоги.
Инна помогла Олегу встать на колени.
Он опустился на руки – Под меня ложись.
Инна лежала в ванне, головой к ногам Олега, и под ним. Олег сел на грудь матери – Тыкай титьками.
Инна, обхватив левую грудь, тыкала ему в анус. И он, тужась, выдавливал массу на её грудь. Потом приподнялся и сдвинулся назад. Она не успела сомкнуть губы и попало рот. А он опустился на её лицо, зажимая рот – Жри!
Инна глотала, стараясь не давить языком. Привкус был солоновато-влажной и жирной глины.
Он приподнялся – Вылизывай - она стала лизать – Всё! И жопу, и яйца, и хуй.
И Инна, тщательно, как кошка палец, вылизала, и всю массу, разбавленную слюной до жижи, проглотила.
- Вылазь.
Инна, вся уделанная говном, вылезла из-под Олега и стояла, ожидая, когда он сядет.
Он взял её за бёдра и притянул – Сама.
Она натянулась попой, и стоя на полусогнутых ногах, и держась за края ванны, совершала фрикции.
Через минуту он кончил.
Олег сидел с закрытыми глазами, прислонившись спиной к ванне, а Инна обсасывала и облизывала член.
- Теперь давай мыться.
Она поливала его из лейки, Олег гладил её, щупал, и больно щипал кожу на животе.

Шла четвёртая неделя. Олег уже сам одевался. Инна помогала обуться, и поддерживала, когда выходили на улицу. Два раза сходили в магазин. Голова ещё кружилась. Позвонили из поликлиники. Олегу выписали талон на томографию головного мозга.
Инна сходила в поликлинику за талоном. На томографию надо было ехать через неделю. В регистратуре объяснили, что томографию нужно сделать для комиссии: медико-социальной экспертизы.
Вечером, когда легли, Олег спросил – Почему ты не сопротивляешься, когда я издеваюсь над тобой?
- Это же разозлит тебя, Олег.
-Хочу, чтобы ты сопротивлялась. Хочу насиловать тебя.
Инна молчала, не зная что ответить.
- Что ты молчишь?
- Насилуй. Я буду сопротивляться.
Олег сел на кровати. Встал – Вставай.
Она встала.
- Встань на колени.
Инна опустилась.
– На карачки.
Инна встала.
- Будешь катать меня - и встав над нею, сел на спину.
Хотя Олег был на две головы выше Инны, но вес после ранения ещё не набрал, и она ползала на четвереньках по комнате, а он, переступая ногами, и наклонившись к её спине, щупал и мял груди матери и щипал за соски. Потом слез с неё и грубо толкнул ногой. Инна упала на живот и хотела встать, но Олег, опустившись на колени рядом, сел на неё, и захватив волосы на голове матери правой рукой, потянул на себя. Направляя член левой рукой, прижал к анусу и протолкнув сквозь анальное кольцо, совершал фрикции.
Голова была задрана, было больно и трудно дышать. Продолжая насиловать мать, обхватил руками её шею и стал душить. Инна задыхалась, и испугавшись, что он задушит её, стала биться под ним. Но Олег, продолжая душить, продолжал насиловать. И когда, теряя сознание, Инна захрипела, он кончил.
Разжал пальцы на её шее, вытащил член, и лёг рядом - Сядь надо мной, и дай мне жопу.
Инна хватала воздух, и не могла вздохнуть глубоко. Голова кружилась, а перед глазами плавали желтые круги. Она встала на колени и выставила попу к его лицу. Олег притянул её и прижал губы к анусу – Соси там, а мне в рот давай сперму.
Инна сосала, и напрягая живот, выдавила из себя ему в рот содержимое.
Олег потянул её к себе, разворачивая. А когда Инна повернулась к нему лицом, притянул за голову, и прижавшись губами к её рту, выпустил жижу в рот матери. Инна проглотила
Олег поднялся и лёг на кровать – Ложись. В душ утром.
Утром она мыла его в ванне.
Олег, засунув пальцы, массировал влагалище и щупал титьки. Член встал.
– Иди сюда.
Инна залезла в ванну.
– Сюда, на колени.
Она опустилась на колени, и придвинувшись, коснулась лобком члена.
Он держал мать за бока, и смотрел в глаза – Натягивайся
Инна медленно оседала, принимая член.
– Смотри в глаза.
И Инна смотрела.
Приподнимаясь и оседая, и чувствуя, как впиваются в кожу его пальцы, смотрела в глаза не мигая. Через минуту у неё стали кривиться губы. У Олега тоже, непроизвольно, рот растягивался в улыбку. Инна нервно хохотнула. Олег тоже. Ещё смешок: нервный, истеричный. И вот они уже хохочут, глядя друг на друга, всхлипывая, хватая ртом воздух, и продолжая сношаться.
Если бы кто-то, услышал этот смех, то испугался бы. Настолько он был искусственный, деланный, как будто хохотали андроиды, а не люди.
У Инны сводило скулы и текли слёзы, но остановится она не могла. И то же происходило с Олегом. Они смеялись, продолжая соитие, и впиваясь глазами друг в друга, и постепенно смех перешёл в стоны. Инна ощутила покалывание в кончиках пальцев, и погрузилась в оргазм, насаживаясь на член сына, увеличивая темп и ускоряясь дыханием. Протяжные стоны перешли в отрывистые и хриплые. Олег уже кончил, но она, ощутив пульсации уретры, возбудилась ещё сильнее и обхватив сына за плечи, и прижимаясь к его груди, насаживалась и насаживалась, и не могла насытиться. Матка дёргалась, сокращая влагалище, и она почувствовала, как налился и затвердел член, и увеличилась головка, и когда он слил второй раз, затихла ...
Обняв сына, и положив голову на его плечо, устало улыбалась.
Олег стал отодвигать её, и Инна, приподнимая попу, стянулась с члена.
Из влагалища выходил воздух со звуком похожим на фырканье, и текла сперма.

1 Медико-социальная экспертиза
 

SIMVOLRODA

Форумчанин
Форумчанин
Фронто-темпорал деменция (продолжение)
Глава десятая FRONTO-TEMPORAL DEMENTIA
Они сидели перед кабинетом врача, ожидая вызова после обследования на томографе.
Инна ощущала дискомфорт, но приходилось терпеть.
Три дня назад, Олег, увидевший в порнофильме проституток с пирсингом в области гениталий, попросил у неё золотые серёжки, и откусив кусачками кольца застёжек, и затупив острия, проколол губы (которые на вульве), и сделал ей пирсинг.
Губы зудились, но она не могла ни дотронуться, ни сходить в туалет, ожидая вызова врача. Олег сидел рядом, опустив локти на колени и зажав ладонями голову.
Инна коснулась его плеча – Болит
Олег качнулся.
Головные боли появились четыре дня назад. Олег ложился на кровать и терпел, стиснув зубы. Инна, не зная что нужно делать, предложила вызвать врача на дом.
- Не надо. Пройдёт.
Боль проходила, но после этого что-то творилось с сыном. Он звал её, и подмяв под себя грубо насиловал. И хотя это была игра, и она сопротивлялась потакая ему, всё же ей становилось не по себе. Что-то, в поведении сына, изменилось: к извращённому сексу добавилась агрессивность. На руках, на груди, на животе и на бёдрах Инны появились синяки с кровоподтёками от его щипков. Изнасиловав мать, Олег лежал на кровати, уставившись взглядом в потолок, индифферентный ко всему.
Инна уходила в ванну и долго, и тщательно подмывалась. Выйдя из ванны, и намочив полотенце, шла к Олегу и протирала член и промежность, испачканные спермой и слизью из влагалища.
Через час Олег снова звал мать. И всё повторялось. После второго акта он засыпал, и проснувшись через три часа, опять звал её.
Утром, собираясь в магазин, глянула в зеркало: под глазами были чёрные круги.

Сергей Иванович Степнов, нейрохирург, врач высшей категории, просматривал результаты исследований на томографе. Отложив карточку одного пациента, взял другую.
Свиридов Олег Романович.
Фото не было, но по верхнему полю надпись от руки, видимо в регистратуре: герой России, участник антитеррористической операции на Северном Кавказе.
Он просматривал сканы срезов головного мозга и один из них, в области височной доли, привлёк его внимание. Отложив снимок в сторону, просмотрел остальные, и не найдя в них отклонений от нормы, положил в общую стопку.
Изучив снимок, Сергей Иванович нахмурился.
Дверь открылась без стука и в кабинет вошла Ольга из регистратуры.
– Сергей Иванович, вот карточки пациентов, записавшихся на следующую неделю. Сергей Иванович – она двигала по столу карточки.
Он взглянул на неё – Аа, да. Оставьте Оля, спасибо.
Ольга, поджав губы, вышла.
Сергей Иванович встал из-за стола, вышел из кабинета, и закрыв дверь, медленно, словно задумавшись, пошёл по коридору. На банкетке у стены, рядом с его кабинетом, сидели двое. Ему хватило одного взгляда. Миниатюрная и очень красивая женщина, с тёмными кругами под глазами. Молодой мужчина рядом.
- «Близко сидит, родственники ... брат и сестра? Непохоже» - Но когда они взглянули на него, синхронно, как по команде, бросив взгляд исподлобья, он удивился - «Мать и сын?»
Дойдя до регистратуры, и постояв в задумчивости, вернулся к кабинету.
- Свиридов - Олег выпрямился – Заходите.
Сергей Иванович открыл дверь кабинета, пропуская пациента.
- Олег – Сергей помедлил - можно на ты?
- Конечно – кивнул Олег.
Черты лица молодого человека были правильные, но что-то в нём было неприятное.
- А почему не носишь награду?
- Зачем? - Олег помолчал – Какой я герой? Командир герой, он на прорыв шёл под пулями чехов. А я просто жив остался ...
- Олег, у тебя серьёзное заболевание. Опухоль в головном мозге. Опухоль операбельная и операцию нельзя откладывать - Сергей держал в руках скан – Головные боли беспокоят?
- Ну да ... ранение же ...
- Нет, я не об этом.
- Четыре дня назад появились сильные боли - Олег поморщился и коснулся висков
- Сотрясение мозга, в детстве?
- Да нет, не помню, вроде не было.
- Дрался в школе?
- Было раза два - на лицо Олега набежала тень.
- Олег, операцию нужно сделать как можно быстрее. Сегодня положим тебя в клинику и там сделаем все необходимые анализы. Ты как, готов? - Олег безразлично пожал плечами - Сейчас голова болит?
- Да.
- В коридоре мама?
- Да.
- Имя мамы?
- Инна … Инна Алексеевна.
- Позови маму. И подожди в коридоре.
Два коротких удара костяшками пальцев в дверь – Можно ...
Сергей Иванович встал – Присаживайтесь, Инна Алексеевна.
Тёмные круги под глазами, проступавшие сквозь лёгкий слой теней, лишь усиливали холод и неприступность ледяного блеска изумрудов в её глазах.
Он взял скан в руки, и держа перед собой, спросил – Инна Алексеевна, у Олега в детстве было сотрясение?
- Да, в седьмом классе – и добавила – Олег, наверное, и не помнит.
- Дело в том, что у него опухоль в области лобно-височной деменции …
В уголках глаз женщины набухали слёзы
- Инна Алексеевна, вы не переживайте. Будем оперировать. Операция сложная, да. Но методика отработана.
Она сдержала слёзы – А кто будет оперировать?
- Операцию буду делать я. В клинике. Здесь я веду предварительный приём и консультирую. Олегу я уже сказал, что операцию откладывать нельзя. В общем, в клинику я хочу отправить его сегодня же - он смотрел на неё, ожидая ответа.
Она сглотнула. Глыба льда в груди таяла, страх отступал.
- Инна Алексеевна, нужно ваше согласие …
- Да - и губы дрогнули в улыбке
- Инна Алексеевна - Сергей Иванович смотрел на неё – Я должен ещё кое-что уточнить.
Она коротко кивнула.
- Дело в том, что опухоль в этой области головного мозга может не только причинять физическую боль, она может изменить поведение человека. Она разрушает слой социальной оболочки, которая сдерживает и подавляет в человеке проявление низменных, животных инстинктов. Вы не замеч … - Сергей Иванович осёкся.
Плотно сжатые губы женщины побелели, а изумруды в глазах выцвели и тускло мерцали.

Глава одиннадцатая РЕМИССИЯ

Она лежала на кровати с закрытыми глазами, но сон не шёл. С утра позвонил Сергей Иванович и сказал, что будет оперировать Олега.
Инна хотела быть рядом с сыном, или хотя бы в клинике во время операции, но Сергей Иванович уговорил её остаться дома, и хорошенько выспаться.
- Инна Алексеевна, я позвоню, как только операция будет закончена. И пришлю Антона за вами.
- Не надо, Сергей Иванович.
- Нет, даже не возражайте.
Инна забылась, погружаясь в сон, и тут же, как ей показалось, зазвонил телефон.
Подходя к журнальному столику, на котором стоял телефон, глянула время и удивилась – «Я спала четыре часа?»
- Инна Алексеевна, Антон уже выехал за вами. Операцию, Олег, перенёс хорошо. Я даже не стал переводить его в реанимацию. Думаю, что дня через четыре, можно будет выписывать ...
Прошло четыре месяца.
Олег прошёл повторное обследование. Сделали томографию. Ремиссии не было. Комиссия признала его полностью здоровым и сняла инвалидность.
Уже второй месяц пытался устроиться на работу в городке.
Работу он находил и его брали. Но через две, три недели увольнялся. И каждый раз было одно и тоже. Каждый раз встречался кто-то, говоривший, что он не посылал это быдло воевать. Олег брал «урода» за грудки, встряхивал, и сдерживая бешенство, цедил сквозь зубы – Ты в психушке отсиживался, когда мой друг и мой командир подорвались на растяжке, когда взвод положили на моих глазах - и разжимал кулаки - Ну так твоё место там, уррод!
Писал заявление и увольнялся.
За два месяца он обошёл все заводики городка, и теперь сидел дома, не зная куда ещё пойти.
Инна, после того как стало ясно, что Олег здоров, ушла к Сергею Ивановичу и жила с ним.
Олег смотрел телевизор. В новостях каждый час показывали репортажи про АПЛ «Курск».
Зазвонил телефон.
Олег снял трубку– Алло
- Олег, привет!
- Дядь Денис, здравствуй.
- Ну ты как, работу нашёл? А то я Инне позвонил, она даже не знает.
- Ищу, дядь Денис. Пока без работы.
- Слушай Олег, может пойдёшь ко мне? У меня текучка постоянно, даже самому приходится выезжать на объекты.
- Дядь Денис, я даже не знаю где ты работаешь?
- Ааа, мать не рассказывала. Я главный ассенизатор городка. Если моя служба встанет, хотя бы на пару дней, городок утонет в собственном дерьме. Проблема в водителях на ассенизаторскую машину. Мужики приходят всё алкаши, и больше двух-трёх недель не держатся. Или в запой уходят, и тогда я сам сажусь за руль, и еду по объектам качать гавно! Или попадаются пьяные за рулём ... и опять я еду качать гавно. Алло, Олег?
- Я слышу-слышу, дядь Денис. А зарплата у тебя вовремя? И вообще, какая?
- Зарплату в моём ведомстве выплачивают без задержек. Я же сказал что будет, если я забастую. Испытательный срок месяц. На испытательном сроке три с половиной тыщи, а потом пять триста. И премия. Каждый квартал. Ну как?
- Да у меня нет выбора, дядь Денис, согласен.
- Ну и хорошо. Тогда давай завтра и выходи. У тебя с правами всё в порядке?
- Да, я права в армии получил.
- Тогда по рукам. Записывай адрес моей конторы.
Вечером позвонила Инна.
Олег рассказал матери, что нашёл работу, и уже завтра, с утра, выходит.
– Денис звонил? Ты к нему?
- Да, мам.
- Ну хорошо. Привет от Сергея Ивановича. Как ты?
- Да всё хорошо, мам. Передавай привет Сергею Ивановичу.
Прошёл месяц. Олегу повысили зарплату. С дядькой было легко.
Олег ехал домой после работы.
Конец октября.
Было пасмурно, надвигалась зима. В автобусе, и он к этому уже привык, рядом с ним никто не садился. Более того, его место, по правому борту у передней двери, никто не занимал, даже если в автобусе яблоку негде было упасть. И когда он, на своей остановке, входил в автобус, народ отжимался назад. А некоторые, не скрываясь, воротили лица и зажимали носы. Олег только усмехался, вспоминая дядьку.
Автобус притормаживал, подъезжая к остановке. Следующая была его. Олег увидел в окно, как трое, видимо подвыпивших, мужчин, вырывали из рук женщины в бежевом плаще, сумочку. Она отбивалась, как могла. Одному из нападавших это надоело и он, коротким тычком в лицо, сбил женщину с ног.
В автобусе все, кто видел это, ахнули!
Автобус остановился и дверцы открылись.
Олег выскочил.
Пассажиры плющили носы о стекло окон, но больше никто не вышел.
Два шага, и он отшвырнул одного, второго. А третий успел встать в боевую стойку.
Олег, на ходу, сдёрнул перчатку и швырнул ему в лицо. Мужик дёрнулся, закрываясь, получил удар в пах, согнулся и упал. С земли поднялись те, но увидев дружка на асфальте, развернулись и побежали.
Олег подошёл к женщине. Она обернулась.
Это была училка по литературе ...
Олег помог отряхнуть плащ.
На левой щеке Инны краснело пятно - Олег, прости меня ...
Он вздохнул — Инна Архиповна, вам далеко ехать?
- До конечной.
- Автобус теперь придёт не скоро ..
С земли поднимался третий. Олег подошёл к нему и встряхнул — На глаза лучше не попадайся - и толкнул в сторону убежавших дружков.
- Моя остановка следующая. Давайте ко мне. Отойдёте немного, и я вызову такси.
- Олег, прости меня - Инна смотрела в глаза.
Отголосок прошлого колыхнулся в груди. И хотя она стала чуть старше, но возрастная грань между ними сместилась. Ему показалось, что старше он.
- Инна Архиповна, можно на ты?
- Да Олег.
- Вот мой дом.
Они поднялись на площадку второго этажа. Олег открыл замок, они вошли в квартиру и Олег закрыл за собой дверь.
Он помог ей снять плащ, разделся сам и провёл в комнату.
— Садитесь.
- Олег — она улыбнулась — Мы же на ты - Инна осмотрелась — Ты с мамой? Женат?
- С мамой. Но она сейчас здесь не живёт. Нет, я не женат. Мне надо переодеться.
Инна встала - Мне в туалет надо, и руки сполоснуть.
Она вышла.
Олег переоделся в домашнее, а одежду, в которой ездил на работу и с работы, вынес на балкон.
Вернулась Инна - Олег, у тебя есть вино? Меня трясёт. Успокоиться не могу.
- Водка.
- Можно водку. Немного.
- У меня только закусить нечем. Мамы нет, готовить некому.
- Холодильник не пустой?
Они прошли на кухню. Олег открыл холодильник - Яйца, сыр, молоко - достал водку.
- Ты садись. Я сама приготовлю. Омлет будешь?
- Да.
Она приготовила омлет, и разложив по тарелкам, поставила на стол. Взяла стопку– Олег – её глаза были на мокром месте – прости меня. Хотела попросить прощения, когда маму твою встретила. А потом узнала, что ты в армии. Прости ...
Олег молчал.
- Ты пишешь стихи?
- Да.
- Прочти что-нибудь ...

Мой на краю и мой по краю,
Тебя, мой милый, познаю
Тебя, мой милый, я узнаю

Растает, словно тень в ночи,
Твоя любовь, моё признание,
Скажи мой милый, не молчи,
Душа томится ожиданием

Опять я сердцем слышу стон,
Сквозь плотно сомкнутые губы,
И опустевший вижу трон,
И с потускневшей медью, трубы

Я разорву порочный круг
И отыщу тебя - другого,
Найду не сразу, и не вдруг,
И может быть, и не такого

И не узнаю я в другом,
Тебя, мой милый, не узнаю,
И станешь ты полночным сном,
Из прошлой жизни, знаю ... знаю ...


Олег залпом осушил стопку.
Инна выпила. Поставила стопку и взглянула на Олега – Я сейчас уревусь - и встала – Пора и честь знать. Засиделась.
Олег тоже встал – Инна, может переночуешь у меня? Я бы проводил, доехал на такси с тобой, но я со смены, а отпускать тебя одну не хочу ..
Она легко и сразу согласилась – Тогда давай ужинать.
Когда была вымыта посуда, они прошли в комнату.
- Кровать у меня одна. Ну я на полу.
- Кровать большая. Места хватит. Ты выйди пожалуйста, я стесняюсь.
Олег ушёл на кухню.
Инна разделась и легла – Олег
Он зашёл в комнату.
Выключил свет.
Разделся, и лёг рядом.
Она не была девственницей. Но и сексуального опыта у неё не было. Они трижды сплетались, распаляясь нахлынувшей страстью, и устав, и обнявшись, уснули ...
 
Последнее редактирование:

SIMVOLRODA

Форумчанин
Форумчанин
Фронто-темпорал деменция (окончание)
Ремиссия
Когда Олега привезли после операции домой, Инна не узнала его.
Это был всё тот же Олег, её сын, но это был другой человек.
Они снова разделили комнату ширмой, и Олег спал на полу.
Первое время ощущалась неловкость, и они избегали смотреть друг другу в глаза.
Но когда Инна стала встречаться с Сергеем Ивановичем, а потом и вовсе перебралась к нему, отношения между матерью и сыном стали теплее.
Издали любить легче. И постепенно в эти отношения вернулась любовь: материнская и сыновья.
Сергей Иванович был внешне человек мягкий и покладистый. Но он был хирургом, и нередко, во время сложных, многочасовых операций возникали ситуации, когда решение нужно было принять за доли секунды, понимая, что ошибка может стоить пациенту жизни. И он принимал такие решения. Внутри этого человека был стальной стержень. Но рядом с Инной сталь становилась податливым и пластичным золотом, и он осознавал: она лепит его под себя.
Их отношения быстро перешли из стадии влюблённости в крепкие узы, связавшие двух человек навсегда.
Инну поражала его невинность — У тебя были женщины, Серёжа?
- Была. Женщина.
- Когда?
- В общажные времена. Когда учился в универе.
- И всё? И больше не было?
- Нет.
- А почему?
- Интернатура. Потом аспирантура и кандидатская. Потом врачебная практика. Клиника. А теперь вот ещё и докторская - он улыбнулся — На женщин времени не оставалось.
Секс, поначалу, устраивал Инну вполне. Но через два месяца она вдруг осознала: чего-то не хватает. Несколько раз снился один и тот же сон. Оргия с деревенским дурачком. Она просыпалась и долго не могла прийти в себя. Во сне всё было настолько натуралистично, что даже своды ныли от томления - «Умер уже наверное давно дурачок» - мелькало где-то, и она засыпала.
Они занимались сексом. Инна лежала на животе. Сергей сверху. Он совершал фрикции, и тычки головки задевали мочевой. Инна сдерживалась, но когда подкатил оргазм, утратила контроль и … описалась.
Сергей кончил, и сползая с неё, коленом ощутил влажность простыни.
- Я описалась, Серёжа. Прости.
Они встали, и заменили постельное, подстелив под простынь клеёнку.
- Это у тебя непроизвольное. Спастическое. Но нормой – это, не является.
- Я ненормальная?
- Инна — он целовал её ноги — милая, прости, я …
Инна потянула его — Иди ко мне, дурачок. Я пошутила. Хорошо, что у тебя матрац отдельно. Вынесем на балкон и всё выветрится.
А через два дня всё повторилось. Только оргазм у Инны был бурный. Со стонами и криками. И это возбуждало. И очень сильно.
Некоторое время, сны с дурачком не повторялись. Но недели через три, возобновились.
Они занимались сексом, но чего-то не хватало. Инна предложила анальный. Сергей согласился.
Инна делала клизму перед сексом. Но анальный секс имеет одно побочное действие: во время фрикций начинают выделяться газы.
- Ты надул меня – говорила Инна.
И в следующий раз не поставила клизму. И обкакалась во время секса.
Сергей, конечно, был потрясён. Но ещё больше его поразило, как Инна кончала: долго, и на грани истерики ...

Отредактировано 12.07.21
 

SIMVOLRODA

Форумчанин
Форумчанин
Продолжение я не задумывал, но на одном из сайтов, где меня потом закрыли по доносу, читательница спросила - А продолжение есть?
И я написал, Уже сам, не по заказу. Но самое интересное в том, что когда написал продолжение, понял - нужно написать продолжение продолжения. Так и получилось три произведения: повесть и два рассказа в довесок.
 
Последнее редактирование:

SIMVOLRODA

Форумчанин
Форумчанин
В ГОРОДЕ ТЭ-СК
(продолжение повести Фронто-темпорал деменция)

- Итак, история эта приключилась в большом городе.
- В большом? Насколько?
- Больше миллиона.
- И что за город? Ну, как рассказы начинают - В городе эN-skе … и т. д., и т. п.
- Цэ-ск.
- Цэ-ск?
- Цэ-ск.
- Нет такого города на бескрайних просторах Великой Российской Империи.
- Тэ-ск.
- Такого тоже нет
- Слюшай, какая тебе разница?
- Да ладно, Леха. Чё ты в бутылку полез? Давай, за Победу.
Они приняли на грудь по сто грамм настоящего шотландского виски.

Ей нравились мальчики. Такие неопытные. Её возбуждали мальчики. Такие стыдливые.
Она хотела мальчика! Такого наивного. Такого робкого. Готового влюбиться в мегеру!
Лишь бы дала.
Она долго присматривалась к мальчишкам, подросткам, юношам. Она прислушивалась к их болтовне. Она знакомилась с ними на сайтах. Представляясь мальчишкой, конечно же.
И в совершенстве изучила мальчика. И вышла на охоту.
И ошиблась.
Нет, попался не опытный в любови. Нет. Но он был не мальчик. Она отработала роль с имитацией оргазма. Согласилась на свидание и ...не пришла.
Она выходила в город на охоту, когда солнце клонилось к закату. Она садилась в автобус, выбирая протяжённый маршрут.
Стоп! Автобус? Город? Она что, не могла познакомиться с мальчиком на сайте?
Я вам отвечу. Охотника возбуждает саванна, прерии, тайга. Охотника возбуждает дикая природа, где он один на один со зверем. С диким зверем.
Мальчик (!), был её диким зверем.
Город — саванной.
Она смотрела на себя в зеркало - Хорошаа!
Нет, не красавица. И, если вы об этом подумали, не дурнушка. Но мужчины, и подростки, и мальчики (!) забывали, о чём только что говорили со своим другом, своей подругой, своей женщиной, увидев её.
Она трогала лобок и гладила волосы, примятые трусиками. Она ерошила волосы, и они распрямлялись, но не до конца. Они курчавились, и сквозь курчавость были видны губы.
Срамные губы. Ей нравилось именно так - срамные. Она раздвигала пальчиками срам, и любовалась гименами. Розовыми, и невинными. Ну, почти невинными. В эти мгновения она всегда жалела только об одном: что не девушка. Что лишилась невинности не с мальчиком.
Ооо! Она закрывала глаза, представляя, как это могло происходить у двух неопытных, робких, и наивных любовников. Она смотрела в зеркало, и приложив ладони к грудям, нежно обводила их, раздвигая пальцы, огибающие соски. Она приоткрывала ротик, и дразнила его (воображаемого мальчика), кончиком розового язычка. Она наклонялась, раздвинув ноги и выставив попу. И оглядывалась. И улыбалась, облизнув губы. И опираясь руками о колени, двигала попой: влево-вправо, вниз-вверх. Описывала попой траекторию восьмёрки. Или бесконечности?
Наверное она ездила не на том маршруте. Или выходила, не в то время.
Мальчика – не было.
Были уставшие мужчины. Со смены. Засыпающие, держась за поручни. Были женщины, замотанные домашними заботами. Были серьёзные студенты-вечерники, обсуждающие предстоящий зачёт по электротехнике, или наступающий праздник и выходные.
Мальчика – не было
Она сменила маршрут и стала выходить позже. В автобусе стало чуть больше народу: добавились те, кто ехал на смену. Или наоборот? Потому что эти, добавившиеся, также спали, держась за поручни.
И однажды она узнала его. Мальчика. Своего мальчика. Он стоял на передней площадке, позади молодой женщины, и прижимался к её попе!
Даже она покраснела от стыда. Это бросалось в глаза. Это было заме …
Она осмотрелась.
Никто не смотрел на мальчика, жавшегося к попе женщины, своим вставшим членом.
- «А ты психолог, мой хороший» - похвалила она, и улыбнулась – «Теперь ты - мой. Теперь ты - мой мальчик»
Он был в чёрном плаще, застёгнутом на две, верхние, пуговицы.
На ней было неприметное, демисезонное пальто. Роговые очки, и цветастый платок с бахромой. Вика улыбалась, когда, стоя перед зеркалом, смотрела на себя. Волосы она собрала, и скрепила крабиком, и спрятала под платком. И уже никто не оглядывался на эту женщину, пока она шла к остановке.
Она сняла платок, рассыпав по плечам волосы. Заменила очки на тонированные, и встала.
Держась за поручень, и покачиваясь, прошла на переднюю площадку и, чуть ткнувшись в него плечом, остановилась рядом.
Через остановку, он, отстранившись назад, и сдвинувшись, встал за её спиной, и …
Его член упирался в её попку! Так они и доехали до конечной. На улице было уже сумрачно.
Она ждала,и смотрела, как он выйдет. Он вышел с руками в карманах плаща, чуть оттопыривая его вперёд. Осмотрелся.
Вика улыбалась: если не знать чем, этот молодой мужчина, только что, занимался в автобусе? Ну сунул руки в карманы. Ну чуть оттопыривается плащ.
- Приивет
Он глянул на Вику, и отвернулся.
Она обошла его, и улыбнулась – Привет!
- Чё те надо?
- Ты, только что, в автобусе, тёрся об меня.
- Пошла на хуй! - он посмотрел прямо в глаза, развернулся и ушёл.
- «Дурачок» - улыбалась она – «Если бы ты знал, что я, только об этом и мечтаю. Только об этом, и только с тобой».
Она ездила на этом маршруте каждый день. Вечером. В одно и тоже время. Он появился через восемь дней. Конечно, он не узнал ее.
Как и тогда, он стоял на передней площадке позади молодой женщины и прижимался к её попе. Это бросалось в глаза. И Вика опять покраснела, и осмотрелась - «Я одна озабоченная?!» - никто не смотрел на мужчину, прижавшегося, в не очень-то и заполненном автобусе, к молоденькой, смазливой девчушке. Даже девчушка не отстранялась. Не отодвигалась. Не оборачивалась.
Вика сняла платок, рассыпав по плечам волосы. Заменила очки на тонированные и встала. Держась за поручень, и покачиваясь, прошла на переднюю площадку и, чуть ткнувшись в него плечом, остановилась рядом.
Через остановку, он, отстранившись назад, и сдвинувшись, встал за её спиной и …
Его член упирался в её попку!
Вика замерла, наслаждаясь моментом, сняла очки и повернула голову – Как тебя зовут?
- Рома – ответил он, и узнал её - «Что-то, с девушкой, происходило: глаза затянуло поволокой, грудь несколько раз приподнялась, как будто не хватало воздуха».
- Рома - она говорила тихо, и слышал только он - почему ты боишься меня? Я просто хочу с тобой познакомиться. Ты нравишься мне. На какой остановке ты выходишь? До конечной?
Рома молчал.
- Я сейчас отойду, и все увидят – она скосила глаза вниз – Ты не успеешь спрятать.
Он вспыхнул – Не надо!
- Тогда прячь, и мы выходим. Выходим?
- Да.
- Ты готов? Спрятал?
Она вышла, а он, помедлив на ступеньке, и держась за поручень … вышел.
- Вика – она улыбнулась ему - Тебе в какую сторону?
Он качнул головой.
- Тогда пойдём. Мне тоже.
Они перешли улицу на светофоре, и сразу же подошёл тридцать первый.
Обратным рейсом автобус шёл почти пустой, и они сели на задней площадке.
Он у окна.
Первый оргазм она испытала, когда он испугался – «Рома»
И теперь, когда он, почти родной, сидел рядом, напряжённый, и смотрел прямо перед собой, и краснел …
От низа живота плеснулась к груди жаркая волна - «Ннет! Нет! Ещё раз, и она изнасилует его прямо здесь, завалив в проходе» - Вика отвернулась.
- «С девушкой опять что-то происходило, и от него не ускользнуло это».
- Моя остановка. Проводишь?
Они вышли.
- Ты работаешь? Или учишься?
- Работаю.
- А где?
- Грузчиком.
Вика хихикнула – Если бы ты сказал, артистом, я бы поверила. Не колеблясь.
- Хозяин-барин – буркнул он – Хотите верьте - хотите нет.
- Сколько тебе лет? Дай угадаю - Вика взглянула на него сбоку, улыбнулась – Не старайся выглядеть старше. Мне нравятся мальчики. Двадцать семь.
Он усмехнулся – Да.
- Чтоо?! Праавда?!
Рома качнул головой.
- Если честно, я специально завысила, чтобы не смутить тебя. Ты выглядишь на двадцать три, даже ещё моложе. В армии служил?
- Семь лет прошло.
- И всё ещё мальчик?!
Он опять застеснялся.
- Ни разу не целованный? - она заметила, как дрогнули его губы, типа - «А вот и промазала», и закончила пошлостью – Ниже пояса.
И тут же стало стыдно, и жалко его – Прости! Рома, прости. Я бываю иногда такой грубой, даже циничной … потом самой противно.
Он улыбнулся – Даа, я уже не первый раз попадаюсь. Доверчивый.
Вика, от его тона, от его слов, от его вида, чуть не кончила!
Остановилась, достала из сумочки Максим Red Classika, дрожащими пальцами вытянула сигарету – Рома – она сунула ему деньги – Купи молоко и хлеб, и конфеты шоколадные. На твой вкус. Я покурю. Пакет купи.
Когда он вышел с пакетом в руке, Вика чуть не разревелась: такой домашний, такой родной, такой … такой … от низа живота …
Вика отвернулась.
Он тронул её – Идём?
Вика взяла его под руку и они пошли.
- Вот мой дом. Зайдёшь?
Он молчал, словно сомневался.
- Я одна. В однокомнатной квартире. Третий этаж. Зайдёшь?
Он улыбнулся – Рискну.
 

SIMVOLRODA

Форумчанин
Форумчанин
В городе ТЭ-СК (окончание) чёрный юмор, местами
Тремя днями раньше
Андрей закрылся. Вернулся в комнату. Улёгся на топчан, и стал смотреть телевизор.
Прошло полчаса.
Он встал, надел плащ, вышел на улицу. Закрыл дверь на замок, осмотрелся и пошёл.
Подойдя к ларьку на остановке, стукнул костяшками в стекло. Створка сдвинулась.
- Три резинки. Размер большой - и протянул сотню.
Вернулся. Постоял. Вошёл и закрылся. Снял и повесил плащ. Выключил звук телевизора. В наступившей тишине, отчётливо, слышалось характерное потрескивание конденсатора одной из ламп под потолком. Вышел из комнаты и пошёл к помещению.
Включил свет. Вошёл внутрь и закрыл дверь. Подошёл к раковине. Присел, и открутив накидную гайку, вытянул конец гофры из патрубка сифона.
Подошёл к столу и стянул простынь ...
Казалось, что девушка уснула. Андрей залюбовался изяществом форм, и даже рубец, под левой грудью, шёл ей.
Он разделся. Раскатал, на возбуждающемся члене, один презерватив, и второй поверх. Раздвинул девушке ноги и лёг на неё.
Горячее и живое соприкоснулось с хладным трупом. Контраст вызвал дикое возбуждение!
Он сдвинулся, приподнимаясь, и ткнувшись членом в интроитус, стал погружать его, зажёвывая губы и разрывая гимен ...
Влагалище было неглубокое. И когда головка ткнулась в шейку матки, член погрузился лишь наполовину. Он замер на мгновение, закрыл глаза и вдавливал член, пока не ощутил, как разрываются ткани её плоти. Его затрясло. Он замычал. Выгнулся, и кончил.
Когда пульсации спермы затихли, он слез с неё. Сдвинул ноги и накрыл простынёй. Скатал, с опадающего члена, презервативы, и зажав пипку со спермой, подошёл к раковине. Засунул презервативы в гофру. Вставил конец (гофры, а не члена) в патрубок сифона и закрутил гайку.
Тщательно вымыл руки, и ещё с минуту сливал воду.
Оделся.
Вышел и выключил свет.
Вернулся в подсобку. Включил звук и лёг на топчан.

Двумя часами раньше

Кирилл зашёл в помещение. Закрыл дверь. Подошёл к столу. Стянул белую простынь.
Даже мёртвая, девушка была очень красива. Под левой грудью колото-резаная рана.
Он ввёл зонд. Сделал снимки. Ещё нужно было осмотреть половые органы.
Снаружи повреждений не было. Он раздвинул губы. Hymen¹ имел щель, но не был разорван. Кирилл взял мазок из влагалища. Ещё раз посмотрел на девушку, и накрыл простынёй.
Подошёл к раковине. Снял перчатки и вымыл руки.
Вышел из помещения. Закрыл дверь и выключил свет
Оформил заключение. Расписался и сделал копию. Посмотрел на часы. Смена заканчивалась. Кирилл переоделся и вышел в подсобное помещение. На вешалке, прикрученной к стенке шкафа с бумагами, висел чёрный плащ.
- Привет, Кирилл. Домой?
- Здорово, Андрей. Натуральная? – Кирилл показал глазами на плащ.
- Заменитель. Ты как-то не очень. Вон Лёха, примет на грудь полкило шотландского, и всю смену балдеет с братаном.
- Лёха. Эх, Лёха – вздохнул Кирилл.
- Ладно, Лёха. Ты то, почему здесь?
- Не скажи, Андрюха. Лёха к. м. н.² Восходящее научное светило. Был. Два года назад. Ему предлагали кафедру в универе, а он выбрал практику. Престижная клиника, совместное предприятие. А через год выгнали. Без выходного пособия. У него под скальпелем от потери крови умер пациент - Кирилл вздохнул - Лёха был пьян. Его не упекли, потому что клиника не захотела огласки. С подмоченной репутацией … А ты говоришь, братан. А грустный я, потому что жаль девчушку. Молоденькая совсем. Жених, или муж уже, или вдовец теперь, зарезал после первой брачной ночи. На простыне не было крови. Баран, а не джигит! У девчушки гимен эластичный, а у барана, видимо, член небольшой. Вот и не было крови - Кирилл закурил - Удар, у джигита, поставлен. В аорту. Мгновенная смерть. Ладно Андрюха, пойду я. Не скучай тут. Свет выключай - экономь электроэнергию.
Уже в дверях Кирилл вспомнил – Я здесь потому, что мёртвые не раздражают. Я, Андрюха, прошёл обе Чеченские. Спецназ. Мне с живыми никак нельзя: либо я кого-нибудь убью, либо меня грохнут. А тут только ты, да братаны.
- Но я-то не мёртвый – усмехнулся Андрей.
- Ты человек. Таких по пальцам сосчитать можно. Пошёл я. Закройся.
Кирилл подходил к остановке.
- Земляк! – окликнуло его лицо кавказской национальности – Угости сигаретой?
Кирилл остановился, похлопал по карману курточки.
- Земляк – лицо затянулось – ты морг работаешь?
- Да.
- Там девушка сегодня привёз.
- Да.
- Ты его смотрел?
- Смотрел.
- Земляк – в руке у лица была пачка денег, перетянутая резинкой – надо чтобы девушка был не девушка ...
- Не понимаю
- Земляк, брат тюрьму пойдёт, потом назад пойдет, мы осетин, у нас месть кровь на вся родня, помоги земляк, брат тюрьму пусть, месть не будет
- Извини земляк, но она была девушкой - Кирилл побежал к автобусу.

Лёха шёл с остановки к моргу.
- Земляк! – окликнуло его лицо кавказской национальности.
Лёха остановился и хохотнул.
- Земляк, ты морг работаешь?
- Я морг работаю.
- Там девушка вчера привёз.
- Кирилл смотрел девушка.
- Кирил-мирил, ты врач?
- Я врач
- Надо чтобы девушка был не девушка - лицо показало пачку денег.
- Аааа! – Лёха почесал макушку - Сколько время?
- Полдевятый.
- Что у тебя? – Лёха посмотрел на деньги – Что за дядька? На Ленина не похож.
- Долар, земляк
- Вся?
- Вся долар
Лёха взял пачку, сунул в карман куртки – В десять – и пошёл.
- Братан, сегодня будем опохмеляться настоящим шотландским виски! – Лёха помахал пачкой
- Братан! – охранник, тоже Лёха, попытался выдавить улыбку – Душа горит. Давай. А я закусь сварганю.
- Полчаса продержишься, братан?
Лёха переоделся. Прошёл к помещению. Включил свет и вошёл внутрь. Стянул покрывало, окинул взглядом и склонился над девушкой. Осторожно раздвинул губы и … рваные края гимена и бурый сгусток во влагалище.
Девушка был не девушка.

Лёха подошёл к кассе, поставил виски, вытянул из кармана купюры и протянул кассиру.
Она сунула, первую, к детектору, чуть замешкалась и нажала кнопку - У вас мельче нет?
- Только сотовые – подмигнул ей Лёха.
- Вам сдачу валютой, или деревянными? Ниин! Разменяешь?
Два мордоворота охранника подхватили Лёху под белы рученьки.
- Ребят, да вы чёоо?!
- А с этим чего не так, Ларис?
- Фальшивка – Лариса пальчиком двинула купюру – Вызывайте полицию.
Кстати уж до кучи: настоящий шотландский виски, выделывали настоящие грузинские виноделы в подсобке этого же магазина.

Они поднялись на третий этаж и вошли.
- Какие конфеты ты купил? – Вика раздвинула майку и заглянула – Трюфели! Мои любимые. Пойдём на кухню.
Он сидел за столом, Вика варила кофе. Сварив, сказала – Разлей по чашкам, я переоденусь.
Переодевшись в халат, вернулась на кухню - А ты вообще хочешь кофе? Может ты чай хотел? Или вино?
Он смотрел на Вику.
- Пойдём – она взяла его за руку и повела в комнату. Подвела к кровати и села. Чуть сдвинула халатик – Ты видел её?
Рома помотал головой, нет.
- Хочешь посмотреть?
Рома качнул головой, да.
Она тянула халатик и медленно раздвигала ноги, наблюдая за его лицом.
Когда он увидел её, Вике захотелось поменяться местами.
- Мне надо поставить свечку.
- За упокой?
- Оох! – Вика засмеялась – Вот это умор!
Он сглотнул. Вика легла, раздвинув полы халата. Достала из-под подушки капсулу, согнула ноги в коленях и развела, наблюдая за ним. И опять позавидовала: у Ромы на лбу выступили капельки пота. Он смотрел не отрываясь и не мигая.
Раздвинув срам пальчиками правой, прижала свечу, вдавливая, и пальцем проталкивала во влагалище, пока не упёрлась в лобок межпальцевым промежутком.
- Раздевайся. Можно уже через пять минут.
Он раздевался, Вика смотрела. Половой орган у мальчика, Вика внутренне ужаснулась (!), был большой - «Как же он в автобусе с таким? Что-то пошло не так» - огорчилась она – «Придётся ограничиться петтингом. Зря свечку пихала»
По тому как она, вся, словно поджалась, он понял - девушка напугана. Он шагнул к кровати, и член, удлиняясь и толстея, упруго качнулся. Вика, словно завороженная, смотрела на член, инстинктивно сдвигая ноги.
Это была ошибка. Если бы она смотрела в его глаза, то возможно …
Он лёг на неё, и сдвигаясь, приподнимался, и член, скользя головкой от её пупка, приближался к лобку. Вика увидела его глаза и дёрнулась.
Поздно!
В одно движение он оседлал её, прижимая коленями руки, и стиснул горло. Вика закричала и выгнулась. Но вместо крика, лишь хрип, а жёлтые всполохи, перед глазами, рассыпались искрами и таяли в чёрной пелене ...
Через полминуты судорога прошлась по телу и она затихла. Ещё минуту он сжимал её горло, побелевшими от напряжения пальцами. А когда разжал, диафрагма опустилась, выталкивая воздух из груди. Последний выдох.
Она лежала такая тихая, с маской удивления на застывшем лице. Он провёл ладонью по глазам. Слез с неё, раздвинул ноги, и снова лёг. Бездыханное, но не остывшее тело. Контраста не было, и ему пришлось мастурбировать. Влагалище было неглубокое, и когда головка ткнулась в шейку матки, член погрузился лишь наполовину. Он замер на мгновение, закрыл глаза и вдавливал член, пока не ощутил, как разрываются ткани её плоти.
Его затрясло, он замычал, выгнулся и кончил.
Когда пульсации спермы затихли, слез с неё.
Оделся.
Сходил на кухню, и сложив обратно в пакет, купленные, часом раньше, продукты, выключил свет и вышел в прихожую. Обувшись, и одевшись в плащ, вышел из квартиры.
Дождался своего автобуса и поехал на работу.
Сегодня была его смена.

12.07.21 отредактировано
 
Последнее редактирование:

SIMVOLRODA

Форумчанин
Форумчанин
Ёб твою мать (продолжение повести Фронто-темпорал деменция и рассказа в городе Тэск). В оригинале (или наоборот?) название ...твою мать, потому что полное название, на литературных порталах не пропускают. чёрный юмор, местами

Прошло семь лет
Олег закончил мединститут. В мед посоветовал поступать Сергей Иванович. После окончания Олег стажировался в клинике Сергея.
Год назад Сергей Иванович уехал в командировку. В Пешавар, по линии красного креста.
И не вернулся.
Ракетный обстрел был совершён со стороны Афганской границы, из провинции Нангархар. Под удар попали школа и военный госпиталь, в котором Сергей, в тот день, проводил ординатуру. В результате обстрела погибло более ста двадцати мирных жителей. Ответственность за обстрел взяли на себя талибы.
...
После известия о гибели Сергея, Инна замкнулась в своём горе, в своём страдании. Олег не смог работать в клинике, зная, что Сергей Иванович никогда не вернётся. Уволился, и устроился в морг. Здесь и познакомился с братанами-Лёхами, Кириллом и Андреем.
После того случая, с фальшивой валютой, прошло полгода. Учитывая характеристику с места работы, отзывы пациентов, уголовное дело на Лёху заводить не стали.
Олег собирался домой после смены. Пришёл на ночное дежурство Андрей. Олег переоделся, и они вместе вышли на улицу.
Конец августа выдался холодный. Олег, придавив окурок носком, медлил, словно собираясь что-то сказать.
Андрей почувствовал волнение Олега, и сам спросил - Что, Олег?
- Андрей, ты пожалуй единственный с кем я могу говорить откровенно, не опасаясь что меня могут неправильно понять - Олег вздохнул - У матери погиб любимый человек, мужчина. Хороший человек. Врач. Он меня лечил, семь лет назад. Благодаря ему я здоров. Андрей, я хочу познакомить тебя с матерью. Мне, почему-то, кажется, что ты сможешь с нею … подружиться, что ли. Она в таком состоянии, какое-то безразличие ко всему …
Олег замолчал.
Молчал Андрей.
- Ладно, Андрей. Я пойду. Извини …
- Нет, Олег. Нет. Просто не представляю о чём я буду, с нею, говорить. Ведь твоя мама старше меня …
- Андрей, извини что я об этом говорю, но ей не совсем разговоры нужны. Ччёрт! И разговоры тоже. Ей нужен секс ...
Олег замолчал.
Андрей был озадачен таким поворотом, но понимал, что молчать нельзя - Я не мачо – улыбнулся Андрей - не Дон Жуан, не ловелас …
- Именно поэтому я и говорю тебе. Извини, если противно …
- Нет. Не противно. Просто впервые встречаю человека, который так откровенно говорит о самом ... интимном, и ... о самом близком человеке …
- Сергей Иванович делал мне операцию, но спасла меня мать. Своим вторым рождением я обязан ей. Если я приглашу тебя в гости, завтра, к матери ...
- Завтра я свободен. Смена без происшествий?
- Что-то привезли. Но я уже переодевался. Лёхе оставил. Даже не смотрел. На столе глянь, какая-то бумага. То ли запрос из экспертизы, то ли ... Не знаю. Глянешь. Давай - Олег пожал руку Андрея - Не скучай тут. И смотри, чтобы никто не сбежал.
Они вышли на улицу.
- Пока.
Олег пошёл на остановку.
Зарплата в морге была не маленькая, и он даже подумывал купить машину. Но Сергей Иванович погиб, и его VolvoXC60 (2008 года, шведская сборка, тёмно-зелёный, Сергей выбирал под цвет глаз Инны) стоял в гараже. Олег несколько раз выезжал, но становилось тягостно, и он возвращался.
Андрей, дождавшись когда Олег сядет на трамвай, остановка была в пределах видимости, вернулся в помещение, заперев дверь. Прошёл в служебку с диванчиком и телевизором, убрал звук телевизора и осмотрел стол.
Бумаги не было.
Он выдвигал ящики один за другим, но документа, о котором сказал Олег, не нашёл.
- Наверное что-то напутал Олег - пробормотал Андрей - Может это было в прошлое его дежурство, и Лёха уже всё отправил.
Андрей прислушался: только характерное потрескивание конденсатора одной из ламп под потолком. Вышел из комнаты, и пошёл к помещению. Включил свет, вошёл внутрь, и закрыл дверь.
Посреди помещения стоял стол. Было холодно. Он подошёл к столу и стянул простынь.
Нет, Олег не напутал. На столе лежала молодая женщина - «Свежая, и как живая» - мелькнуло у него – «Если бы не эти, жуткие раны ...» Кто ж тебя так? Красивая ... была ...
Он наклонился к бирке, на большом пальце правой ноги. Но на бирке был только номер, накарябанный шариковой ручкой. Андрей заглянул под стол. Бумаги не было.
- Ччёрт! - щупал он возбуждающийся член, и ощущая подтряхивание от вожделения - Ччёрт! Чё ж делать, а?
Он прошёлся по помещению раз, другой. Мандраж нарастал, и член уже стоял, вздыбливая ширинку. Расстегнув замок, сунул руку в трусы, и задрав член вверх, прижал к животу резинкой трусов - Сука! Блядь! Ннет, не смогу ... если сейчас … то завтра ...
Андрей вышел, и чуть ли не бегом пошёл в служебку. Надел плащ, и включив звук телевизора, вышел на улицу. Сбегал за презервативами в ларёк, на остановке. Вернулся. Сбросил плащ. Выключил звук телевизора и пошёл к помещению, распуская ремень и расстёгивая молнию. Выстукивая зубами дробь и подвывая от нетерпения, разделся, раскатал два презерватива на члене, посиневшем от застоявшейся крови, раздвинул женщине ноги, лёг на неё, и ткнув головкой в вульву, и опираясь на левую руку, развёл, пальцами правой, губы, и пихал член, преодолевая сопротивление неживой плоти, и ощутив как она рвётся ... кончил ...
Его ещё трясло, когда он подошёл к раковине. И только теперь понял, что забыл подготовить слив - Ладно-ладно - бормотал он, присев и откручивая гайку, и вытащив конец гофры из сифона, скатал презервативы с члена, и засунув в патрубок сифона, собрал слив.
Долго мыл руки. И долго не выключал воду. Оделся. Сдвинул ей ноги, и накрыл простынёй. Осмотрел пол, и не увидев капель спермы, выключил свет. Вышел, и вернувшись в служебку, завалился на диван.
Минут через пять уже спал.
 

SIMVOLRODA

Форумчанин
Форумчанин
Ёб твою мать (продолжение повести Фронто-темпорал деменция и рассказа в городе Тэск).Чёрный юмор, местами

Личная трагедия довела Инну до самоистязания. Она всё корила и корила себя, что не отговорила Сергея. На заводе, начальник, не выдержав вида убитой горем Инны, отправил её в отпуск. Сначала на три месяца. А потом в административный, с открытой датой окончания.
Инна вернулась в старую квартиру, где они жили с Олегом. В квартире Сергея она не могла находиться и одной минуты. Задыхалась, натыкаясь на вещи напоминающие о нём.
Олег переехал в квартиру матери. Сергей прописал Инну у себя, и переоформил приватизацию, сделав собственником и её.
Инна не выходила на улицу. Не ходила в магазин. Пыталась готовить, но всё валилось из рук. Олег, каждый день, приезжал к матери, готовил и кормил её, делал уборку и стирал.
Через две недели он понял, что будет лучше некоторое время пожить вместе. Установил ширму, и спал за ширмой, на раскладушке.
Дядька, который главный ассенизатор, звонил каждую неделю, и раз в месяц приезжал в гости.
Инна похудела, но стала ещё привлекательнее. Под глазами залегли тени, но они только усиливали холодный блеск её изумрудных глаз. Когда дома не было Олега, Инна ходила голая. Одежда жгла напоминанием, что к ней, когда-то, прикасался Сергей. Она бы и кожу скинула, и жалела, что не змея.
Подал голос сотовый, и Инна взяла телефон.
Звонил Олег - Мам, ты бы оделась. Я не один.
- Денис?
- Нет, мам. Андрей.
— Это кто?
- С работы, мам.
- Труп, что ли?
Олег поморщился: ему казалось ненормальным, что мать так шутит - Мам, я серьёзно. У нас будет гость. Андрей, работает сторожем.
- Я рада! О чём бы я разговаривала с двумя патологоанатомами? Даже не представляю. А сторож, то что надо! Так мне одеться?
- Халат хотя бы. Мы уже подходим - Олег отключился.
- Халат-халат-халат - Инна открыла шкаф - Нет, предстать перед сторожем в халате, это нонсенс. Одену ка я … И оделась в лосины и футболку. Подошла к зеркалу. Без трусиков, лобок заметно выпучивался, а облегающая ткань рельефно выделяла ... Инна провела рукой в промежности, и потрогала попу. Ткань была натянута, и не залипала в ложбинках, ни сзади, ни спереди. Тронула груди, оправила волосы … И застыла. Она прихорашивалась! - Сторож, ага. Я же знаю, Олежа, для чего ты его ведёшь. Ну так я сейчас устрою приём.
В замке заскрежетал ключ, и Инна вышла в прихожую.
- Здравствуйте.
- Здрассьте – улыбнулся Андрей, Инне.
- Привет, мам – Олег потянулся и чмокнул Инну.
- Проходите – она провела их на кухню – Хотите чаю?
- Не хочу – ответил Андрей.
- А ты?
- Не мам, не надо.
- И что, часто у вас там сбегают пациенты? - Инна, с усмешкой, смотрела на Андрея.
- Да я недавно работаю. При мне ещё никто не сбежал.
- Красивые бывают?
Олег морщился, но молчал.
- Бывают.
- А очень?
- Очень, редко.
- Красивее меня?
- Красивее вас, я, и среди живых не встречал.
- А у вас не появлялось желание … - Инна вглядывалась в Андрея, а он переглянулся с Олегом.
Олег насторожился, Инна заметила – Олежа – она передёрнула плечами – Принеси плед - Олег ушёл, и Инна закончила мысль – … желание, трахнуть безропотную красавицу?
Вернулся с пледом Олег, и накинул на плечи матери.
Андрей молчал.
- Олежа, принеси и носки. Ноги что-то холодит.
Олег ушёл в спальню.
- Да, или нет?
- Да – кивнул Андрей.
Олег вернулся с шерстяными носками, и опустившись на колени, надел их Инне.
- Сынок – она погладила его – Ты давно не был в квартире?
- Три недели, мам.
- Олег, надо съездить. В гараж загляни.
- Хорошо, мам.
- Сейчас.
Олег застыл на мгновение – Хорошо. Поеду сейчас.
- А мы пообщаемся. У нас водка оставалась?
Олег открыл холодильник – Есть, почти полная.
- Съезди, сынок.
Они вышли в прихожую, и проводили Олега.
Инна пошла в спальню, и сев на кровать, и похлопав ладонью по одеялу, пригласила – Садись.
Андрей сел рядом с Инной.
- Так ты их трахал — это был даже не вопрос.
- Трахал.
Инна встала, чуть отошла, и повернулась, наблюдая.
Андрей, с улыбкой, смотрел на Инну.
- Встань!
Андрей встал.
- На живых не встаёт? – удивилась Инна – Или надо раздеться? - она стянула футболку.
Андрей сел, а Инна стянула и лосины.
Всем своим видом, Андрей, выказывал индифферентность.
- Что? Вообще?
- В автобусе.
- Аааа! Как же это называется?
- Фроттеризм.
Инна оделась – Эх Олежка. Не того ты привёл. Не того. Я устала. Ты уходишь?
Андрей ушёл.
Позвонил Олег – Мам, ну как вы там?
- Да одна я. Сторож твой, или мой(?), ушёл.
- Я приеду.
- Да сынок, я пока в магазин схожу …
Оба молчали, усваивая произошедшее.
- Маам, может не надо.
- Да нет, всё нормально. Схожу.
Инна оделась и сходила в магазин, удивляясь, и пытаясь объяснить произошедшее – Неужели он? Обычный сторож? У него даже не стоит на тебя, глупая.
 

SIMVOLRODA

Форумчанин
Форумчанин
Ёб твою мать (продолжение повести Фронто-темпорал деменция и рассказа в городе Тэск).Чёрный юмор, местами

Бумагу, документ, который искал Андрей, Олег машинально сунул в карман курточки.
Утром следующего дня ему позвонил Лёха, и Олег отвёз в морг бумажку.
Андрея уже не было. Они встретились позже, и поехали к Инне.
Лёха сделал, что требовалось. Заполнил документ, и позвонил в дежурную часть седьмого отдела милиции.
Через полчаса приехала криминалист Кривулина.
Пробежавшись по тексту, удивлённо подняла глаза – Извращенец!
- Что?! – изумился Лёха.
- Аа! – Ольга отмахнулась – Не ты, дурачок.
- Отлегло – Лёха держался за сердце.
- Когда он это сделал?
- Чтоо? – удивился Лёха.
— Вот это! – она зачитала – «… тупым, толстым предметом, с разрывом тканей вагины, и отрывом шейки матки …»
- Я написал, дальше …
- Да ты скажи. Твои каракули, пока разберёшь, её ещё раз изнасилуют!
- Точно определить не могу, насилие совершено над трупом, но не более суток.
- Маньяка нам не хватало. Пока, извращенец.

Вечером, этого же дня, к моргу подошла женщина и позвонила в дверь служебки.
Через полминуты вышел мужчина, лет пятидесяти.
- Здравствуйте.
Мужик качнул головой. Он, только что, заварил кофе, и откусил большой кусок бутерброда.
- Ааа … Андрей?
Мужик проглотил - Завтра. В ночь.
- Аа. Ну тогда я пойду.
- Что-то случилось? - женщина была очень красивая, и мужику понравилась.
- Нет. Звонила тётка. Его тётка. Беспокоится, что он в гости уже давно не приезжал.
- У меня ни адреса, ни телефона. Придётся тётке ещё немного побеспокоится.
Инна скривила губы, и пошла к остановке трамвая.
- Мам! Ты где была?
- Прогулялась. Прокатилась на трамвае. Хорошо в городе. Пойдём ужинать, я курицу приготовила.
Они пили чай.
- Олег, ты можешь, наконец, отдохнуть от меня.
- Маам. Я и не устал.
- Олег, ты же видишь, я в порядке. Давай вызовем такси. Я сегодня хочу остаться одна.
Олег уехал.
Инна лежала в темноте, с открытыми глазами. Роились мысли, скача, перескакивая и ускользая – Давненько этого не было. Чем же этот сторож … этот извращенец ... – Инна улыбнулась – чья бы корова … зацепил меня? Дурачок опять приснился. Давно уж наверное помер … не живут они долго … завтра в ночь … завтра в ночь … поедешь? К нему? … А зачем? … На свидание … ха-ха-ха, свидание в морге, не смешно. Интересно вот, удивится он, хотя бы? А то сидел тут, как … как … - Инна не могла подобрать сравнение – Хмм ... странно ... даже сравнить не с чем. То ли такой уникальный, то ли наоборот, безликий … – её губы шевелились, глаза слипались, она погружалась в сон.
Приснился цех. Сменщица Таня. И начальник.
Проснувшись утром, позвонила в цех и сказала начальнику, что в понедельник выйдет.
День пролетел.
Она стирала, драила кафель в ванной, отмывала посуду. Помыла с порошком пол. Вымыла окна. И даже балкон вымела.
Вечером, стоя у зеркала, удивилась: тени под глазами исчезли. Инна не стала краситься. Время близилось к девяти. Позвонил Олег. Потом Денис. И только выйдя в прихожую, и взявшись за ручку, Инна замерла – Может не стоит? Нет! – решительно отмела она сомнения – Если я не сделаю это, снова погружусь в тоску и депрессию.
Темнело, и на столбах загорались светильники. Она долго стояла на остановке, в ожидании трамвая. Подошёл пустой трамвай, и Инна удивилась, но вспомнив – Пятница же! – улыбнулась кондуктору.
Андрей, попрощавшись с Лёхой, и закрывшись, сидел на диванчике и смотрел новости. Вспомнив, встал и вытащил из кармана плаща презервативы. Покупал на сей раз в аптеке, на другом конце города, осознав, что может примелькаться киоскёрше.
Он уже сходил в помещение.
Опять молодая, красивая женщина - «Похоже в этом городе убивают только молодых и красивых женщин. Или сезон?»
Он глянул на часы. Доходило десять. Внутри нарастала дрожь, и он стиснул зубы, пытаясь подавить озноб, но стало ещё хуже. Его уже трясло, и подойдя к зеркалу, он увидел бледное, с чёрными кругами под глазами, лицо, искажённое гримасой похотливого и противоестественного желания.
Стрелка настенных часов, чуть сдвинувшись, открыла риску под десяткой. Он выключил звук телевизора. Оторвал два презерватива, и прислушавшись, посмотрел на потолок.
Конденсатор не потрескивал.
– Заменили, что ли?
Приготовив слив раковины в помещении, подошёл к столу и скинул простыню. Взглянув в лицо, безжизненное и восковое, вздрогнул. Ему вдруг померещилось, что на столе лежит Инна.
Андрей зажмурился и в это мгновение, тишину, словно вспорол звонок.
Он дёрнулся к двери ... к раковине … к столу …
Второй звонок!
- Да тише, тыы! - прошипел он.
Казалось, что от трещащего звона обрушатся стены, и все увидят, что он …
Третий!
- Ммммм! – мычал он, зажимая уши.
Прошло несколько секунд в тишине, и Андрей накинул простыню, и присев к раковине, заткнул гофру …
Четвёртый звонок.
Успокаиваясь, выключил свет и вышел.
Он включил звук телевизора, глянул в зеркало, и вышел в тамбур - Кто там?
Глазка в двери не было.
- Живая, красивая женщина. Андрей – это я, Инна.
Он открыл, и не давая зайти, вышел на улицу сам - Ты напугала меня.
- Прихватила?
- Зачем ты пришла?
- Спрашиваешь? У тебя не встал на меня!
- И что? И поэтому надо меня преследовать?
- Давай зайдём – Инна поёжилась – Холодно.
Андрей, осмотревшись, посторонился и, пропустив Инну, зашёл следом и запер дверь.
- Ты спишь на этом диванчике? – Инна села.
- Да. Это ж бытовка, не гостиница.
- Я о другом. Тебе не страшно?
- Живые опасны, а мертвецы …
Инна встала, и заглянув в зеркало, спросила – Так я помешала тебе?
Андрей хмыкнул – Ладно, будь по-твоему, с горшка сняла.
- В прямом? Или …
- Или.
- Она красивая?
- Почему ты решила, что там женщина?
- Я видела, как вы с Олегом переглядывались. А Олег, стопроцентный натурал. Можно посмотреть на неё?
Андрей молчал, не зная как поступить – «Выдворить, или …»
Он выключил звук телевизора, и наступила тишина.
- Куда надо идти? Туда?
- Иди за мной,
Он включил свет, и они вошли в помещение. Андрей закрыл дверь, и подойдя к столу, скинул покрывало.
Инна смотрела на женщину – Какие ужасные раны. А она красивая … была …
Обернулась, и увидела, что у Андрея встаёт. Но смотрел он не на неё.
- Покажи, как ты это делаешь?
Андрей вздрогнул и пришёл в себя, осознав, что возбудился - Странная ты. Зачем?
- Я в депрессии была. Почти год. А ты пришёл, и что-то случилось. Но чего-то недостаёт. Может этого? - она опустила взгляд и медленно перевела на труп, на столе.
Было в этой женщине что-то дьявольское. Нет, не красота. Он хоть и говорил ей об этом, но делая вид, что подыгрывает. Но вот она здесь. И он не смог, не впустить её. Только дьявол мог, вот так бесцеремонно, вторгнуться в его затаённое. И какой смысл прикидываться, что ничего не понимаешь?
И Андрей стал раздеваться.
Голый, с торчащим членом, обошёл стол и раздвинул женщине ноги. Забрался на стол и встал над нею на коленях.
- Ты забыл
Андрей вздрогнул и увидел Инну. Она, голая, держала в руке презервативы. Он протянул руку, но Инна вложила свою ладонь в его – Помоги
Он потянул, и Инна залезла на стол. Холодная сталь с зеркальной полировкой. Инна увидела в отражении себя и его ноги.
Он натягивал презервативы, а Инна, раздвинув ноги, встала на четвереньках, над трупом.
- Зачем два? – обернулась она.
Андрей вздрогнул, и увидел Инну. И член стал гнуться, опадая.
- Ложись ты на неё - Инна села на край стола – Нет, спиной.
Он лёг на труп, и холодное, и неживое соприкоснулось с горячей, живой плотью и член вздыбился! Инна встала над ним, на коленях, и поймав торчащий член между ног, направила рукой и натянулась.
Зачем она это делала? Поступки женщин не всегда поддаются объяснению. Но действительно, зачем? Должно же быть, хоть какое-то, объяснение. Мотивация, хоть какая-то, но должна быть. В благодарность сыну, за его заботу? Желание излечить Андрея? Вряд ли, Инна, думала об этом. Возможно тот самый случай, когда всё сходится в одной точке. Инна не могла пребывать в депрессии, день и ночь, целый год. Были, наверное, часы, дни, когда она что-то делала, о чём-то думала. А знакомство с Андреем было той каплей, которая переполняет чашу.
Выходя из помещения, Андрей услышал сотовый.
Они вернулись в бытовку, и он достал телефон из кармана плаща - Алло.
- Андрей! - Звонил Олег – Мама домашний не берёт и сотовый отключен ...
- Она у меня.
- Где у тебя?!
- В морге.
- Чтооо?!
- Нет, Олег. Всё в порядке. Я уже вызвал такси, и она, через десять минут, уедет домой.
- Никакого такси! Я сам буду через десять минут ...
- Олег? – спросила Инна, усаживаясь на диванчике.
- Да – Андрей был удручён.
- Иди, сядь рядом.
Андрей сел.
- Сказал, что сам приедет?
- Да.
- Включи звук – Инна гладила руку Андрея – не переживай, всё будет хорошо.
Вместе со звонком, в дверь стучали!
Инна, держа Андрея за руку, вышла к двери вместе с ним.
Увидев мать, Олег вздохнул, но сразу успокоится не смог - Ты зачем её сюда притащил?
- Сынок – Инна улыбалась – Я сама приехала. Андрей не хотел меня впускать …
- Что значит, не хотел? Андрей, ты бы оставил её на улице? - Андрей не успел ответить. Олег сообразил, что начинает противоречить самому себе - Извини, Андрей.
- Да всё нормально.
Андрей подождал, когда они уедут. Закрыл дверь, включил звук телевизора и лёг.
- Олег, ты ложись, поспи хоть пару часов. Ложись на кровать. Я спать не хочу. Если захочу, прилягу с краю. Мне надо в ванну. Посиди на кухне минутку, я переоденусь.
Инна наполнила ванну, взбила пенку и легла.
Олег лежал на кровати, но сон не шёл.
И только Андрей спал, свернувшись клубочком и подтянув колени.
 

SIMVOLRODA

Форумчанин
Форумчанин
Ёб твою мать (продолжение повести Фронто-темпорал деменция и рассказа в городе Тэск).Чёрный юмор, местами
Она позвонила через два дня.
- Алло …
- Здравствуй, Андрей. Почему не звонишь?
- Здравствуй. Я должен был позвонить?
- Приедешь ко мне?
- Инна, ты видела как разговаривал Олег
- Олег? А он причём?
- Не знаю. Он был недоволен.
- Олег сам нас познакомил … Приедешь? Мы так и не выпили водки.
- Когда я пьян, я жуткий извращенец.
- Приеээдешь – хохотнула Инна – Я тоже, даже не пьяная … Адрес помнишь?
- Помню.
- Жду

- Проходи - она провела его в комнату.
На кровати, на подносе, стояла бутылка водки, две стопки, ветчина и хлеб. Инна была в лосинах и футболке. Волосы распущены.
Они сели.
- Наливай
Андрей отвернул пробку и наполнил стопки.
- За что? – Инна взяла стопку.
- Не знаю – пожал он плечами – За знакомство? Уже познакомились – он смотрел на Инну – За любовь? – губы дрогнули, готовые изобразить … улыбку, или недоумение?
- Ты думаешь, что мужчина и женщина должны любить друг друга, чтобы заняться сексом?
- Не знаю … Симпатия должна быть.
- За симпатию!
Инна выпила глотками, Андрей залпом.
- Закусывай.
- А ты?
- Я хочу быстро опьянеть и заняться развратом.
- Я тоже – и он наполнил стопки.
Он залпом, Инна глотками.
- Яа …
- Опять пропускаем? – он смотрел на закуску.
- Ешь. Ты пьёшь, как настоящий …
- Алкаш …
- Нет. Мужик
- Ты тоже можешь – он налил водку, наполнив стопки наполовину – Вот так – поднёс стопку ко рту и накрыл её, обхватив губами. Глянул, исподлобья, на Инну и опрокинул.
Инна поднесла стопку ко рту, разинула его, и …
- Нет-нет, наклони голову, и накрой её ртом, и обхвати губами … Да! Опрокидывай, и одновременно поднимай голову.
Она опрокинула стопку, дёрнувшись головой назад, и глотнула. Струйка водки вытекла справа. Инна обтёрла рот ладонью и улыбнулась – Получилось – поставила стопку и встала – Ты закусывай, я сейчас …
Андрей тоже встал.
- Ты тоже?
- В туалет?
- Да
Он шёл следом и пьяно улыбался, глядя, как выписывают восьмёрки её ягодицы. Инна открыла дверь туалета и повернулась, стягивая лосины. Андрей расстегнул брюки, и сдвинул вниз, вместе с плавками.
- Ты первый? – Инна выпрямилась, но глаз не подняла.
- Нет, Ты садись, писай, и возьмёшь в рот.
Инна села на унитаз, раздвинув ноги. Андрей шагнул вперёд, и приподняв член, ткнул головкой в губы … Инна взяла в рот, и ворочая языком, то подпирала головку снизу, то с боков, выпяливая языком щёки. Она хотела смотреть на него снизу-вверх, но он положил на голову руки -Чё не ссышь?
- Нэоху! – задёргала она головой.
- Напрягись, и ссы!
Инна напряглась и … и одновременно, он, стал ссать в неё! Она дёрнулась, но тут же расслабилась и стала глотать, но мешала залупа, и моча потекла изо рта.
Он закончил раньше, и ждал, пока она писала.
- Пойдём – она повела его за руку - Ложись!
Андрей лёг, и Инна, встав над ним на коленях, попой к нему, припала губами к его промежности, и опустила попу на его лицо.
Он лизал промежность и клитор, а Инна, пуская слюну, ласкала языком анус, сдавливая яички и щупая член. Ему было приятно, но возбуждения не было. Инна тёрлась вульвой по его губам, и натыкалась на нос.
- Почему не встаёт? Не хватает трупа?
- Давай в автобусе попробуем?
Инна выпрямилась – Стоя?
- Сидя – он гладил её попу – Я сяду, а ты сядешь на него.
- Давай.
Он одел только плащ, и Инна тоже.
Долго стояли на остановке, обнявшись и щупая друг друга.
Подошёл автобус. Уже стемнело и в автобусе была только кондуктор. Он сел, раздвинув полы плаща. Инна села к нему на колени, задрав полу своего плаща. Кондуктор, глянув на оголённую задницу Инны, наклонила голову и хмыкнула. Оторвала билеты и села на смежное, через проход, сиденье, бесцеремонно наблюдая за ними.
Автобус покачивало. Голая попа Инны тёрлась по ляжкам и члену. Наблюдатель был. И член встал!
Ощутив ляжками возбудившую плоть, Инна привстала, давая члену выпрямиться, и поймав между ног, запустила руку под плащ, и направляла, медленно оседая.
Кондуктор смотрела округлившимися глазами, разинув рот и покрываясь красными пятнами.
- Красина. Есть на выход? – спросил водитель, подъезжая к пустой остановке и притормаживая.
Кондуктор вздрогнула и заорала – Неээт!
Водитель глянул в зеркало, и дал по газам.
Инна, приподнимаясь и оседая на полусогнутых, насаживалась всё глубже, и закусывая губу, и запрокидывая голову, стискивала, побелевшими пальчиками, поручень переднего сиденья … Андрей, сжимая талию Инны и повернув голову, следил за кондукторшей, впившейся, правой рукой, в поручень, с красным лицом, и тяжело дышащей … Автобус подскочил на ухабине, Инна вскрикнула и, захлёбываясь стонами, кончила … Кондукторша застонала и ... тоже кончила. А Андрей, ещё с полминуты приподнимал и опускал Инну, пока не излился, весь передёрнувшись.
 

SIMVOLRODA

Форумчанин
Форумчанин
Ёб твою мать (продолжение повести Фронто-темпорал деменция и рассказа в городе Тэск).Чёрный юмор, местами

Прошла неделя.
Инна, проснувшись, высчитывала: выходной сегодня у Андрея, или нет?
В дверь позвонили - Кого там в такую рань! – Инна встала, накинув на плечи покрывало и, глянув время (7:05), вышла в прихожую - У Олега смена ... – бормотала, заглядывая в глазок – Сто лет проживёшь – улыбнулась она, проворачивая ключ.
- Не разбудил? – Андрей раздвинул полы плаща, и тут же запахнул – Ты одна?
- Ты всегда голышом ходишь? – Инна фыркнула, затягивая за руку.
Они целовались, вжимаясь телами, и ёрзая в эротическом экстазе.
- Голый, а при шарфике – она тёрлась щекой о шёлк – А почему жёлтый? - она потянула его за собой, держа за шарфик, как на поводке.
- Опять на автобус? В такую рань?
- Можно на трамвай.
- Посиди тут, я … - но договорить не успела. Андрей, с силой, толкнул Инну и она, как мешок, упала на кровать, лицом вниз.
Сбросив с плеч плащ, он запрыгнул на Инну, и прижав руки коленями, сдёрнул шарфик, и обмотав вокруг её шеи, стал душить. Инна, не успев даже испугаться, задохнулась и чёрные, сначала, круги, через несколько секунд полыхнули жёлтым пламенем. Пытаясь крикнуть и дёрнуться, она слабела, теряя сознание и, ощутив его твердеющую плоть на своей попе, отключилась.
Инна лежала без движения, уткнувшись лицом в постель.
От вида бездыханной женщины, от вспышки внезапного желания душить и насиловать, колотилось сердце и наливался кровью член. Сдвинувшись назад, приподнял Инну, захватив рукой за промежность, и сунув под живот подушку, ткнулся посиневшей залупой в лоно.
Вводил медленно, наслаждаясь погружением и беспомощностью бездыханной женщины.
Её сотрясло. Всхлипнув, втягивая воздух, она приподняла голову.
И обкакалась!
Кал, консистенции сметаны, выплеснулся из ануса, с газами, заляпав ему живот и ноги..
Андрей дёрнулся назад.
Инна приподнималась на руках, хватая ртом воздух, и ощущая спазмы в вагине, приходила в себя.
Наконец села, потирая шею.
– Ты хотел меня задушить? – и увидела, заляпанные живот и ноги - Ой! Это я? А он встал, думая что я мёртвая? Ты убить меня хотел?
- Нет-нет! Это игра - удушение с насилием.
- Ни хера тебе игра! Я же сознания лишилась. Вот и обделалась. Обделала.
- Я где-то читал, что когда так, да если женщина не знает, что душат и насилуют понарошку ...
- Ни хуя себе, понарошку! У тебя аж встал! Как на мёртвую. И что?
- Что, что?
- Что ты прочёл?
- Что оргазм сильнее и ярче. Незабываемый.
- Угм – Инна захихикала – Такое не забудешь … бедненький - и трогала, и гладила член – Испугала тебя, газом травила. Было?
- Ещё как.
- Сдула. Ну что ты испугался, дурачок? – выпятив губки, говорила она члену – Он сам виноват. Твой хозяин. Доигрался?
- Она меня обделала всего, и я же виноват?
- Не всего – махнула Инна ручкой – Я же не слониха. Ну хочешь, пописай на меня.
Андрей хмыкнул, изображая возмущение – Вы меня, извините, обосрали, а я — пописай?
- Ну и чего же ты хочешь? Какого возмещения? – Инна говорила, сжимая ручкой член.
- Око за око
- И куда? На спину?
Андрей мотнул головой.
- На живот?
Он снова мотнул головой.
- На грудь?
- И выше.
- Совсем упал – огорчилась она, сжимая член.
- Ложись, не отвиливай.
Инна легла, раздвинув ноги и разбросав руки. Андрей, развернувшись и прижавшись ягодицами к животику Инны, сдвигался к груди.
Инна трогала и гладила ягодицы – У тебя красивая попа. Женщины не говорили?
- Женщины??
- Ах даа. Ну куда ты! – упиралась она ручками – И так уже носом задева … - в приоткрытый ротик Инны выдавливался кал.
Она хотела оттолкнуть и отвернуться, но он прижался, и чуть выгибаясь, закончил.
Инне пришлось глотать.
Наконец она оттолкнула его, и вытирала руками губы и лицо. И плевалась.
- Вот теперь можно - он встал, развернулся, и ссал на Инну.
Инна села – Придётся в химчистку нести матрац. Давненько такого не было.
- У тебя были другие извращенцы??
- Только один – Инна поморщилась.
– Если противно, не надо.
- Олег, не рассказывал?
- О чём??
- Об этом.
- Оон?
- Так выходила война. Из него. А ты воевал?
- Я не служил в армии.
- Вроде здоров.
- В психушке отсиделся.
- Тебе даже притворяться не надо. Там тебя и долечили.
- Я всегда такой был.
- Так и закончим? Или ты кончил?
- Нет. Повторим?
- Насилие с удушением? Неэт.
- На трамвай?
- Ага.
- Идём.
— Вот так? – Инна повела рукой круг у лица
- Ты стесняешься?
- Хорошо. Идём так Дамочки будут пялиться на тебя и думать, где он нашёл такую срань в такую рань?
Они вышли в прихожую. Инна одела плащ, застегнула на две верхние пуговицы.
Крутанула ключ в замке - Ты дверь не закрыл??
- Твоя квартира.
- Ёб твою мать! А если б Олег пришёл?
- У него смена.
- Да знаю я. Пошли.
Они шли к остановке трамвая. Встречные женщины брезгливо морщились, и думали – «Где он нашёл такую срань, в такую рань?!»

Отредактировано 13
.07.21
 

SIMVOLRODA

Форумчанин
Форумчанин
Есть ещё повесть Сыночек. Она не дописана. Тоже по заказу. Здесь где-то есть начало. Посмотрю до какого места уже дошло, не помню только где?
 

SIMVOLRODA

Форумчанин
Форумчанин
Это пиздец...Что ты куришь, когда пишешь это???
я так и не понял: тебе понравилось, или ты обиделся за Олежу, Олежа?:sps:Ну а если отвечать прямо на поставленный вопрос, то это те самые, мои запредельные фантазии. Можа кого то и коробит, но сексопатологи кажный год пересматривают список сексуальных перверсий и девиаций, вычёркивая из него по несколько пунктиков
 
Последнее редактирование:

Гело

Форумчанин
Форумчанин
я так и не понял: тебе понравилось, или ты обиделся за Олежу, Олежа?:sps:Ну а если отвечать прямо на поставленный вопрос, то это те самые, мои запредельные фантазии. Можа кого то и коробит, но сексопатологи кажный год пересматривают список сексуальных перверсий и девиаций, вычёркивая из него по несколько пунктиков
Имена могут быть любыми, на такое не обижаюсь. А вот содержание...
 

SIMVOLRODA

Форумчанин
Форумчанин
Имена могут быть любыми, на такое не обижаюсь. А вот содержание...
Олега я не с потолка взял, Олеги, которых я лично знаю, имеют определённые проблемы по жизни, мне хватило этих знакомств, чтобы отразить их эго в герое повести. так что содержание тебя покоробило не от содержимого, заело что-то
 

Гело

Форумчанин
Форумчанин
Олега я не с потолка взял, Олеги, которых я лично знаю, имеют определённые проблемы по жизни, мне хватило этих знакомств, чтобы отразить их эго в герое повести. так что содержание тебя покоробило не от содержимого, заело что-то
Значит я не на столько такой Олег как они
 

SIMVOLRODA

Форумчанин
Форумчанин
Значит я не на столько такой Олег как они
на сколько - это только тебе известно, но уже то, что ты отреагировал, говорит, что ты, Олег - с проблемами, и эти проблемы, именно с женским полом, связаны
 

Старпер с опытом

Форумчанин
Форумчанин
Олега я не с потолка взял, Олеги, которых я лично знаю, имеют определённые проблемы по жизни, мне хватило этих знакомств, чтобы отразить их эго в герое повести. так что содержание тебя покоробило не от содержимого, заело что-то
Про Олегов это ты метко. У меня был один подчиненный Олег. Доставал не по детски, особенно алкоголизмом. Он даже в тюряге сидел два месяца за пьяное вождение ( это в штатах бывает ), его на работу в автозаке привозили и вечером забирали по вызову. Как у него там с сексом было не знаю, но кончил он плохо-инсульт хватил в 50 с небольшим. Сейчас на инвалидности. Пенсия никакая-стаж маленький. Жена у него была страшнее атомной войны...но в общении приятная тетка.
 
Последнее редактирование:
Верх