"Отлично" за домашнюю работу

popazol

Форумчанин
Форумчанин

«Отлично» за домашнюю работу

Моё половое образование шло хаотично. Например, мастурбировать в 12 лет меня научили старшие пацаны с нашего двора. У нас за гаражами за кустарником под деревом было место со старыми автокреслами вокруг колеса-стола. Там собирались пацаны, пили пиво, вино, играли в карты.
Как-то меня увидел Игорь 15 лет (мне было 12) и позвал с собой за гаражи что-то помочь сделать. Я пошёл. Там уже были двое пацанов лет четырнадцати, сидящие на старом диване. Игорь сел в кресло и скомандовал им:
— Начинайте!
Пацаны полезли в штаны и достали свои члены, начали двигать шкуркой, оголяя и закрывая головки. Члены быстро набрякли. Я смотрел на это зачарованно, ведь до этого я ещё не начал заниматься онанизмом, хотя поллюции уже появились, и часто маялся произвольными эрекциями, не зная, что делать с возбуждённым членом.
Вскоре головки членов у дрочащих надулись, полиловели и из них стала выстреливать тягучая кремовая жидкость. Пацаны при этом стонали. После пяти-шести выстрелов они выдавили по капле крема и встряхнули членами, которые на глазах уменьшались в размерах.
— Они говорят, что у меня нет такой молофьи. Поспорили на деньги. Поможешь мне выиграть? Сам я не могу, видишь, рука болит (у Игоря был перебинтован безымянный палец), — обратился ко мне Игорь.
Он достал из спортивных брюк свой эрегированный член с уже обнажённой головкой. Член был толще и длиннее, чем у пацанов. Игорь взял мою правую руку, вложил в ладонь ствол члена ниже головки, сверху накрыл мою кисть своей ладонью, сжал и показал, как накатывать на залупу шкурку и возвращать обратно.
— Всё понятно?
Я кивнул головой, он убрал свою руку, я начал ему дрочить. Сначала неловко получалось, шкурка выскальзывала из ладони и не хотела налазить на вздувшуюся головку. Но потом дело пошло. Через минуту Игорь застонал, сказал, чтобы я не останавливался, и стал брызгать спермой. Её было больше, чем у пацанов, да и выстрелов было больше.
— Спасибо, спас мою репутацию, — поблагодарил Игорь, пряча член в штаны. Пацаны отдали ему проигранные деньги.
Тут Игорь заметил, что я стыдливо прикрываю свой возбуждённый член.
— А ну-ка, покажи его нам, — скомандовал он.
Я покорно достал свой членик, самый тонкий и короткий из всех сегодня виденных. Но был так возбуждён, что закрытой головкой смотрел на небо.
Игорь помял его, оголил головку и спросил:
— Дрочишь?
Я отрицательно покачал головой.
— Даю тебе задание: научиться дрочить. Потом нам всё покажешь здесь.
Нехитрому делу — дрочить — я научился в тот же день дома, и онанизм навсегда вошёл в мою жизнь.
С Игорем я не виделся всё лето, я уезжал сначала в пионерлагерь, а потом к бабушке в деревню, где тоже сладостно дрочил. В лагере, естественно, делал не открыто: то в туалете, когда никого не было, то убегал в лесок, с которым граничил лагерь, огражденный там простой рабицей, ржавой, кое-где без полотна. Через такое место я уходил метров двадцать в заросли, находил дерево, садился под ним, прижимался спиной к стволу. Потом доставал свой член, уже эрегированный в предвкушении кайфа, и начинал дрочить.
За первое время практического онанизма я от простого "возбудился, стал мастурбировать и брызнул спермой через пятнадцать секунд" дошёл до неторопливой дрочки с оттягиванием оргазма.
Вот и в лесу я решил подольше побалдеть: закрыл глаза, медленно сдвигал и надвигал крайнюю плоть на залупу, или быстро, резко сдвигал, но ме-е-едленно натягивал. Если подкатывал оргазм, то останавливался, выпускал член из рук (их я при дрочке меняю). Залупленный член со вздувшимися венами покачивался от ударов сердца казался цветком с толстым стеблем и алым бутоном.
Лес был наполнен птичьим гомоном, шумом ветра в кронах деревьев. Я кайфовал. Глянул на блестящую головку члена. Вдруг на неё села какая-то бабочка. Действительно, цветок. Я её согнал и продолжил онанировать. Надо уже было кончать, скоро построение отряда. Я ускорил темп, чуть наклонился вбок, чтоб не залить себя спермой. Накатил оргазм, три тягучие кремовые струи стрельнули, шурша в прелой листве. Остатки молофьи повисали на головке и медленно скапывали.
Встряхнул член и вдруг услышал треск в кустах в метрах трёх от меня. Глянул с испугом туда и увидел из-под веток четыре глаза, смотревших на меня. Потом визг. Из кустов, натягивая трусы, в сторону лагеря побежали две девочки из соседнего отряда. В туалет что ли сюда ходили? Как я их не заметил? "Ёлки-палки, теперь и в лесу спокойно не подрочу!" — ворчал я про себя. Значит всю мою дрочку они видели! А если кому расскажут? Да кто им поверит.
До конца смены эти две дурочки с любопытством смотрели на меня. Я же делал вид, будто их не знаю.
Потом дрочил уже в лесу только после детального обследования местности, а сам мастурбировал и представлял, как пятиклассницы подсматривают за мной. Было кайфово.
Другой случай был уже у бабушки в деревне. Деревенский дом — это две комнаты: одна — тесная кухнёшка, где спал дед, и вторая — где была одна кровать бабушкина. Всем гостям стелилось на полу.
В деревне я продолжил совершенствоваться в онанизме. Утром часов в пять старики уходили справляться по хозяйству, я, спал до десяти. Проснувшись, бежал в трусах в дощатый туалет, придерживая от утренней эрекции набухший член. Потом ещё немного дремал, затем делал утреннюю зарядку: откидывал одеяло, доставал член и дрочил. Спускал на заранее расстеленный на животе половинке районной газеты. Мне нравился звук падающей на газету спермы, он напоминал звук сухой листвы в лесу у лагеря. Я не боялся так открыто мастурбировать: дверь с улицы в сени открывалась со скрипом, прикрыться успел бы.
На три дня к бабушке из райцентра приехала моя двоюродная сестра Валя. Она тоже косвенно приняла участие в моём половом созревании. Как-то она пошла в баню, дед натопил. А тут бабушка меня попросила принести из бани цинковое ведро для молока — собиралась доить корову.
Я не знал, что Валя в бане. Захожу в предбанник, дверь в помещение бани приоткрыта — дед всегда жарко топил. Я отказываю дверь, а передо мной голая девушка девятнадцати лет с намыленной головой. Груди с розовыми ореолами и сосками стояли, по мокрому волосатому лобку стекала вода, капельки скапывали с пробивающихся сквозь волосики губок.
Валя почувствовала сквозняк, протерла глаза и увидела меня. Не взвизгнула, не орала, просто сказала:
— Что уставился? Закрой дверь, — и повернулась спиной.
— Мне ведро нужно, — буркнул я, пожирая глазами её аппетитный зад.
Валя указала, где оно. Я ушёл, ошеломлённый: так близко голую женщину я ещё не видел. От увиденного мой член ещё в бане стал возбуждаться. Я быстро отдал ведро и побежал в сад за кусты смородины, где я устроил себе лежак, там днём загорал и мастурбировал. Не успел я достать эрегированный член и сделать два-три дрочительных движений, как тут же кончил.
Кстати, на этом лежаке меня дрочащим в последний день перед своим отъездом застукала сестра: пошла немного смородины домой набрать. А лежу на спине с закрытыми глазами, вспоминаю её же голую и наяриваю. Она хрустнула щепкой под ногой, я быстро спрятал в треники член.
— Извини, хочу смородины набрать, — сказала спокойно.
Я убежал. За обедом в летней кухне, когда я вошёл, Валя только скользнула взглядом по моему бугорку члена под трико. До отъезда никаких ухмылочек, приколов... Потом с годами я увлёкся подглядыванием за женщинами в душевых, в кабинках для переодевания на пляже, тискал одноклассниц с пацанами, коллекционировал порно картинки...
Лето шло к концу. Я вернулся домой. Член за лето у меня подрос, стал как у мужчины, стали расти волосы на лобке и яйцах, сперма не кончалась.
Как-то сентябрьским тёплым воскресеньем я столкнулся во дворе с Игорем. После бурных приветствий напомнил мне про должок — домашнее задание научиться дрочить. И повёл меня опять за гаражи. Там были те же пацаны и ещё мальчуган лет 9-10.
Игорь скомандовал мне снять штаны и достать член. Когда я показал его, раздалось дружное "О-о-о! " Ещё бы, за лето он заметно подрос, появились волосы на лобке. Под любопытными взглядами мой член начал набрякать. Игорь помял его, несколько раз сдвинул крайнюю плоть с залупы. Помяли меня и остальные, в том числе и мальчуган. От прикосновения чужих рук было принято.
— Ну, давай, дрочи, — приказал Игорь.
Я стоя стал дрочить. Мальчуган заворожено смотрел на мой член. Я думал, что долго не кончу, так как утром уже онанировал. Но когда на тебя смотрит несколько человек, кайф особый. Я то ускорял темп, то замедлял, то вовсе останавливался, максимально оголяя головку. Вскоре головка надулась, и я стал кончать. Игорь убрал мою руку с члена, и я брызгал спермой без помощи рук. Надувшись венами, ствол подпрыгивал, а после последнего выстрела эрекция стала спадать. Я спрятал член.
— За домашнюю работу "пять". На, глоток вина сделай.
Так я в первый раз и вино попробовал. Потом дрочили пацаны, а мальчуган дрочил Игорю, все рассматривали писюн-мизинчик мальчугана, лапали его. От этого членик возбудился в стрючочек величиной с мой указательный палец. Он торчал буквально параллельно животу, что оторвать его было невозможно. Короче, мальчуган тоже получил домашнее задание, как в своё время я.
 
Верх