Папочка, его жена и пацаны (эротический рассказ)

Тим

Вставший на путь
Кандидат в члены форума
Мою жену зовут Наталья Алексеевна. Она школьная учительница, преподает математику в старших классах. Ей уже сильно за пятьдесят, приближается к 60. Внешне настоящая классная дама: рослая, статная, всегда в строгом английском костюме и поблескивающих дорогих очках. С виду совершенно неприступная, как памятник. В коллективе все ее уважают и даже побаиваются. Видел бы ее кто в постели – ни за что не поверил. Ебется, как кошка. Возбуждается от малейшего прикосновения. Только руку на жопу положишь, у нее в пизде сразу мокро становится.
За долгие годы супружеской жизни Наталья Алексеевна немного остепенилась. Страсти приутихли, но желание осталось. С возрастом еще даже сильнее стало. Захотелось чего-то новенького и необычного. Наташа приходила с работы усталая, раздраженная. Жаловалась, что мальчишки-старшеклассники пялятся на ее жопу, пытаются заглянуть под юбку. Она даже замечала, что у некоторых от возбуждения хуй топорщится в штанах. Ее это очень сильно заводило. Она представляла, как подростки ее ебут всей кучей в раздевалке, при этом хватала меня за хуй и начинала дрочить.
Потом мы долго не могли придти в себя от испытанного наслаждения. В конце концов я решил воплотить наши фантазии в жизнь. У Наташи всегда были ученики, с которыми она занималась дополнительно. В последнее время к нам приходили двое: не по возрасту крупный девятиклассник Игорь и его закадычный приятель Боря, двумя классами младше. Вначале занимались в кабинете, потом Наташа делала короткий перерыв и шла на кухню, потом возвращалась и продолжала урок. Я стал внимательно наблюдать за подростками.
Тем более, что для этого у меня было все подготовлено. Дело в том, что в стене, которая разделяет кабинет и спальню, давно были проделаны очень аккуратные отверстия. Они были замаскированы картинками, календариками и прочей настенной ерундой. Когда-то я сам их просверлил, чтобы без помех дрочить на свою голенькую жену. Я думаю, она прекрасно знала о существовании этих дырок, но виду не подавала. Наоборот, сбрасывала одеяло, пошире раздвигала ляжки и принимала самые похабные позы, чтобы хорошенько возбудить меня перед еблей. Вот теперь через эти дырки я собирался понаблюдать за мальчиками.
Результаты моих наблюдений превзошли всякие ожидания. Пока шли занятия, все было чинно и благопристойно. Но едва мальчишки оказывались в кабинете одни, они плотно придвигались друг к другу и начинали перешептываться. Очень скоро я понял о чем идет речь. Они обсуждали мою жену, причем выражались очень грубо:
- Видел какие у нее сиськи? Такие здоровые, висят прям как два арбуза…
- А жопа? Жопу ты видел?
- Видел, конечно… Жопа просто класс, так помять бы ее хотелось! А тебе?
- Ну, еще не хотелось! Я бы ей не только жопу помял, но и в трусы бы залез…
- Да ты чо? Она ж без трусов была…
- Не ври, ты-то откуда знаешь?
- Ничего не вру! Когда она нагибалась, я и увидел.
Похоже, шустрый Борька не соврал. Я ведь сам собирал жену на эту встречу. Велел одеть короткую узкую юбочку с разрезом, чтобы обтягивала ее пышную задницу. Трусов же моя Наташка вообще почти никогда не одевала, только по особым случаям.
- Ты еще скажи, что и пизду ее видел, - недоверчиво ухмыльнулся Игорь.
- Ну, конечно, видел, - Борька заерзал на табуретке.
Ему так хотелось, чтобы старший товарищ поверил ему и проникся уважением. На самом деле он видел пизду всего разок или два, да и то у своей матери. По утрам он всегда подглядывал, как она выскакивала из постели в одной короткой рубашке. Ничего толком не разглядел, только кусок темной волосатой промежности, когда мать на секунду задрала ногу. Но как было сладко представить, как мать раздвигает ляжки и подставляет эту затаившуюся щель своему сожителю Иванычу. Ирка, Борькина мать-одиночка, вечно страдала от недоеба. За собой почти не следила, дома ходила в чем попало, даже подмывалась и то не каждый день. Зато Борьке раздолье. Он на нее, полуголую, дрочил уже года два. Вначале так, совершенно случайно. Увидал, как она лифчик снимает, рука сама к члену потянулась. Дернул пару раз и спустил. Много ли пацану надо? Ну, а потом привык, втянулся, дрочил на мать по два-три раза в день.
На этой почве он и с Игорьком сошелся. Тот, здоровенный детина, давно уже дрочил и даже особо не стеснялся. Достанет свою хуину здоровенную, как у мужика, и дрочит прямо в школьном туалете. Представляет, как мать пол моет: юбка задралась, трусишки куда-то набок скатались, а посредине черная дырка сияет. Разговорились пацаны, нашли много общего. Дальше чуть не каждый день по городским сортирам таскались. Запрутся в тесной кабинке, штаны расстегнут и дрочат друг у друга. Глаза у обоих прикрыты, каждый про свою мать рассказывает. Про их сиськи, ляжки, жопу и конечно волосатую пизду. Возбуждались оба до предела. Все стенки в сортире спермой забрызгали.
Наталья моя, как голодная волчица, добычу нюхом чувствует. Уж очень ей хотелось попасть в лапы этих щенят, чтобы они ее облизали и поимели во все дырки. Я ей помогал, как мог, у самого хуй стоял как каменный в ожидании зрелища. На каждое занятие приходила без трусов и лифчика. Каждый раз, когда через стол перегибалась, сиськи перекатывались под прозрачной блузкой как пушечные ядра. А тут я еще как будто нечаянно оставил на видном месте включенный ноутбук. Понятное дело, пацаны сразу им заинтересовались, когда остались одни. Там они увидели свою школьную училку во всей красе. Как она раком стоит, как одному дает в жопу, а у меня хуй отсасывает. Как сразу три мужика ей ноги раздвигают и за пизду облапывают. Как она пизду свою дрочит пустой бутылкой. И много-много еще в таком же духе, чего никак нельзя было ожидать от солидной замужней дамы.
Мальчики, естественно, возбудились в один момент. Хуи у них встали, а Игорек даже начал подрачивать свою дубину прямо через брюки. Тут-то я совершенно неожиданно и появился в дверях:
- Это что ж такое вы тут делаете? Ну и ну! Не ожидал от вас, молодые люди! – голос мой дрожал от гнева.
Главное, погромче на них кричать, что бы почувствовали свою вину. Смотрю, испугались не на шутку, пиписьки у них поникли, мнутся, лепечут что-то в свое оправдание. Для вида поорал еще немного и постепенно успокоился:
- Вы, что же, все фотки видели?
Переглядываются, молчат, боятся признаться.
- Отвечайте, щенки, вы видели фотки моей жены?
- М-м-да-а…
Осторожно перехожу на другой тон:
- Ну, и как? Понравилось?
Молчат, никак не отойдут от испуга:
- Ну, хватит мямлить! Поговорим нормально. Понравилась вам моя жена? Борис, отвечай первым!
Борька явно побойчее, он уже почти успокоился:
- Очень понравилась…
- Встал у тебя на нее член? Да, говори, не стесняйся, я же видел, как у тебя торчал…
- А вы ругаться не будете?
- Не буду! Отвечай, щенок, какая фотка тебе больше понравилась?
- Вот эта, - тычет пальцем в ту, где три мужика Наташке прямо на сиськи сперму спускают.
Говорю с ними, а у самого хуй в штанах вздыбился. Знаю, что Наташка в это время смотрит за нами через дырку и слышит весь разговор. Ей очень нравится, когда о ней говорят как о бляди, грубо обсуждают ее прелести.
Этой ночью она мне давала, как бешеная. Пизда разбухла, стала мокрая и огромная как дупло. Моего хуя ужу не хватало, чтобы ее удовлетворить. Схватила вазочку хрустальную со стола и начала пизду дрочить. Никак успокоиться не может, кричит:
- Хочу этих мальчишек съесть! Хочу, чтоб отъебли меня! У них такие хуечки сладкие! А уже такие здоровые! У этого Игорешки в особенности! Хочу пососать у них, не могу терпеть!...
Пришлось дальше дело продвигать. Другой раз я опять фотки свои похабные по столу разбросал, дождался когда пацаны возбудились как следует. Выхожу к ним:
- Вот что пацаны! Прямо жалко на вас смотреть, как вы мучаетесь. Да вы подрочите по настоящему, не стесняйтесь. Штанишки свои снимите, чтобы удобнее было.
Сам расстегиваю ширинку и достаю свой член вместе с яйцами. Он у меня давно уже трубой торчал, так и выпрыгнул наружу. Пацаны вначале ошалели, вылупили глаза на мой взрослый инструмент. Тихонько залупляю головку и им показываю:
- Давай, делайте, как я! Не стесняйтесь!
Смотрю, Игорь брючки свои расстегнул, спустил их до колен и мнет свою хуину . А Борька-тихушник просто достал свой членик из ширинки и зажал в кулачок. Он у него небольшой, но такой крепенький, хорошо стоит, как гвоздик. Чтобы еще больше их распалить, беру фотку и начинаю про Наташкины прелести рассказывать:
- Смотри, какая у нее пизда. Видишь, какая волосатая норка, глубокая, сладкая. Вся складочками обложена, а внутри два дырочки – одна чтоб ебаться, другая – чтобы ссать. Тебе какая больше нравится?
Борька, как уроке, руку тянет:
- Мне, которая ссыт…
А Игорек:
- А мне обе нравятся! Даже очень, - а сам хуй свой изо всех сил наяривает.
Я ему говорю:
- Погоди, остановись Игорек, а то сейчас кончишь, дальше уже не сможешь…
- А ты не бойся! Я в день раз по десять кончаю, а потом еще хочу!
И на этих словах не удержался, весь задергался, застонал, из хуя малафья струйкой брызнула. Я еле успел свой рот подставить, прямо в меня спустил. Проглотил, остатки по лицу размазал, так приятно стало, чуть сам не кончил. Борька смотрит на нас, глаза вылупил. Я тихонечко его за член взял, яички нежно в руке перекатываю:
- А вот Боря у нас необслуженный остался. Интересно, ты сколько раз в день дрочишь? Ну, рассказывай…
- Я десять не могу, у меня малафьи мало… Но мне очень ваша жена понравилась, вот на нее бы я много мог. Особенно вот здесь, где она ссыт…
Там на одной фотографии Наташка присела над унитазом, складки на пизде раздвинула и брызжит широкой струей в разные стороны. Очень фотка возбуждает.
- Вот,что мальчики! Раз вам нравится, как ваша училка ссыт, я вам еще одну вещь покажу.
Выдвинул корзину из-под ванной и вывалил нестиранное белье своей жены: трусики разные, лифчики, маечки… Они прямо вцепились в эти тряпки, рассматривали их, нюхали, наслаждались запахом грязных трусов, пахнуших мочой и женскими выделениями. Хуи у них опять встали. Игорь еще раз кончил прямо на Наташкины черные кружевные трусики. Но я теперь все внимание на Бориса переключил.
- Иди сюда, парень, я проверю, как у тебя стоит!
Он подходит с расстегнутой ширинкой, наружу хуек торчит, такой сладенький, слегка изогнутый, с хорошей залупой, весь подрагивает от напряжения. Я для начала прижал его к себе, потерся хуем об хуй, потом взял его в руку и стал тихонько подрачивать. А сам шепчу ему на ушко:
- Хочешь выебать мою жену? Смотри, какая у нее пизда сладкая. Ее столько раз ебли все хором, столько хуев ей в пизду совали, а ей все мало. Когда ей засовываешь, у нее там мокро становится, она вся хлюпает от мокроты. Хочешь сунуть ей? Она тебя ждет, только покажи ей свой конец, она сразу в него вцепится.
- А вы не будете против? Вам тоже хочется, чтобы я ей сунул?
- Ну, что ты малыш, я против не буду. Я сам ей ляжки раздвину и пизду открою, очень хочу посмотреть, как жену молодой парень ебет! – говорю, а сам его за хуй лапаю, за яйца щупаю. Повернул Борьку к себе спиной, обхватил сзади руками и хуй ему дрочу.
Продолжить?. Кому интересна тема, пишите письма в личку.
 

Onanolub

Вставший на путь
Кандидат в члены форума
За 50-т ближе к 60-т мой фетиш! Обдрачиваюсь на таких! :drochit: Обожаю секс с ними!!!
 

absolute

Неофит
Новичок
Мою жену зовут Наталья Алексеевна. Она школьная учительница, преподает математику в старших классах. Ей уже сильно за пятьдесят, приближается к 60. Внешне настоящая классная дама: рослая, статная, всегда в строгом английском костюме и поблескивающих дорогих очках. С виду совершенно неприступная, как памятник. В коллективе все ее уважают и даже побаиваются. Видел бы ее кто в постели – ни за что не поверил. Ебется, как кошка. Возбуждается от малейшего прикосновения. Только руку на жопу положишь, у нее в пизде сразу мокро становится.
За долгие годы супружеской жизни Наталья Алексеевна немного остепенилась. Страсти приутихли, но желание осталось. С возрастом еще даже сильнее стало. Захотелось чего-то новенького и необычного. Наташа приходила с работы усталая, раздраженная. Жаловалась, что мальчишки-старшеклассники пялятся на ее жопу, пытаются заглянуть под юбку. Она даже замечала, что у некоторых от возбуждения хуй топорщится в штанах. Ее это очень сильно заводило. Она представляла, как подростки ее ебут всей кучей в раздевалке, при этом хватала меня за хуй и начинала дрочить.
Потом мы долго не могли придти в себя от испытанного наслаждения. В конце концов я решил воплотить наши фантазии в жизнь. У Наташи всегда были ученики, с которыми она занималась дополнительно. В последнее время к нам приходили двое: не по возрасту крупный девятиклассник Игорь и его закадычный приятель Боря, двумя классами младше. Вначале занимались в кабинете, потом Наташа делала короткий перерыв и шла на кухню, потом возвращалась и продолжала урок. Я стал внимательно наблюдать за подростками.
Тем более, что для этого у меня было все подготовлено. Дело в том, что в стене, которая разделяет кабинет и спальню, давно были проделаны очень аккуратные отверстия. Они были замаскированы картинками, календариками и прочей настенной ерундой. Когда-то я сам их просверлил, чтобы без помех дрочить на свою голенькую жену. Я думаю, она прекрасно знала о существовании этих дырок, но виду не подавала. Наоборот, сбрасывала одеяло, пошире раздвигала ляжки и принимала самые похабные позы, чтобы хорошенько возбудить меня перед еблей. Вот теперь через эти дырки я собирался понаблюдать за мальчиками.
Результаты моих наблюдений превзошли всякие ожидания. Пока шли занятия, все было чинно и благопристойно. Но едва мальчишки оказывались в кабинете одни, они плотно придвигались друг к другу и начинали перешептываться. Очень скоро я понял о чем идет речь. Они обсуждали мою жену, причем выражались очень грубо:
- Видел какие у нее сиськи? Такие здоровые, висят прям как два арбуза…
- А жопа? Жопу ты видел?
- Видел, конечно… Жопа просто класс, так помять бы ее хотелось! А тебе?
- Ну, еще не хотелось! Я бы ей не только жопу помял, но и в трусы бы залез…
- Да ты чо? Она ж без трусов была…
- Не ври, ты-то откуда знаешь?
- Ничего не вру! Когда она нагибалась, я и увидел.
Похоже, шустрый Борька не соврал. Я ведь сам собирал жену на эту встречу. Велел одеть короткую узкую юбочку с разрезом, чтобы обтягивала ее пышную задницу. Трусов же моя Наташка вообще почти никогда не одевала, только по особым случаям.
- Ты еще скажи, что и пизду ее видел, - недоверчиво ухмыльнулся Игорь.
- Ну, конечно, видел, - Борька заерзал на табуретке.
Ему так хотелось, чтобы старший товарищ поверил ему и проникся уважением. На самом деле он видел пизду всего разок или два, да и то у своей матери. По утрам он всегда подглядывал, как она выскакивала из постели в одной короткой рубашке. Ничего толком не разглядел, только кусок темной волосатой промежности, когда мать на секунду задрала ногу. Но как было сладко представить, как мать раздвигает ляжки и подставляет эту затаившуюся щель своему сожителю Иванычу. Ирка, Борькина мать-одиночка, вечно страдала от недоеба. За собой почти не следила, дома ходила в чем попало, даже подмывалась и то не каждый день. Зато Борьке раздолье. Он на нее, полуголую, дрочил уже года два. Вначале так, совершенно случайно. Увидал, как она лифчик снимает, рука сама к члену потянулась. Дернул пару раз и спустил. Много ли пацану надо? Ну, а потом привык, втянулся, дрочил на мать по два-три раза в день.
На этой почве он и с Игорьком сошелся. Тот, здоровенный детина, давно уже дрочил и даже особо не стеснялся. Достанет свою хуину здоровенную, как у мужика, и дрочит прямо в школьном туалете. Представляет, как мать пол моет: юбка задралась, трусишки куда-то набок скатались, а посредине черная дырка сияет. Разговорились пацаны, нашли много общего. Дальше чуть не каждый день по городским сортирам таскались. Запрутся в тесной кабинке, штаны расстегнут и дрочат друг у друга. Глаза у обоих прикрыты, каждый про свою мать рассказывает. Про их сиськи, ляжки, жопу и конечно волосатую пизду. Возбуждались оба до предела. Все стенки в сортире спермой забрызгали.
Наталья моя, как голодная волчица, добычу нюхом чувствует. Уж очень ей хотелось попасть в лапы этих щенят, чтобы они ее облизали и поимели во все дырки. Я ей помогал, как мог, у самого хуй стоял как каменный в ожидании зрелища. На каждое занятие приходила без трусов и лифчика. Каждый раз, когда через стол перегибалась, сиськи перекатывались под прозрачной блузкой как пушечные ядра. А тут я еще как будто нечаянно оставил на видном месте включенный ноутбук. Понятное дело, пацаны сразу им заинтересовались, когда остались одни. Там они увидели свою школьную училку во всей красе. Как она раком стоит, как одному дает в жопу, а у меня хуй отсасывает. Как сразу три мужика ей ноги раздвигают и за пизду облапывают. Как она пизду свою дрочит пустой бутылкой. И много-много еще в таком же духе, чего никак нельзя было ожидать от солидной замужней дамы.
Мальчики, естественно, возбудились в один момент. Хуи у них встали, а Игорек даже начал подрачивать свою дубину прямо через брюки. Тут-то я совершенно неожиданно и появился в дверях:
- Это что ж такое вы тут делаете? Ну и ну! Не ожидал от вас, молодые люди! – голос мой дрожал от гнева.
Главное, погромче на них кричать, что бы почувствовали свою вину. Смотрю, испугались не на шутку, пиписьки у них поникли, мнутся, лепечут что-то в свое оправдание. Для вида поорал еще немного и постепенно успокоился:
- Вы, что же, все фотки видели?
Переглядываются, молчат, боятся признаться.
- Отвечайте, щенки, вы видели фотки моей жены?
- М-м-да-а…
Осторожно перехожу на другой тон:
- Ну, и как? Понравилось?
Молчат, никак не отойдут от испуга:
- Ну, хватит мямлить! Поговорим нормально. Понравилась вам моя жена? Борис, отвечай первым!
Борька явно побойчее, он уже почти успокоился:
- Очень понравилась…
- Встал у тебя на нее член? Да, говори, не стесняйся, я же видел, как у тебя торчал…
- А вы ругаться не будете?
- Не буду! Отвечай, щенок, какая фотка тебе больше понравилась?
- Вот эта, - тычет пальцем в ту, где три мужика Наташке прямо на сиськи сперму спускают.
Говорю с ними, а у самого хуй в штанах вздыбился. Знаю, что Наташка в это время смотрит за нами через дырку и слышит весь разговор. Ей очень нравится, когда о ней говорят как о бляди, грубо обсуждают ее прелести.
Этой ночью она мне давала, как бешеная. Пизда разбухла, стала мокрая и огромная как дупло. Моего хуя ужу не хватало, чтобы ее удовлетворить. Схватила вазочку хрустальную со стола и начала пизду дрочить. Никак успокоиться не может, кричит:
- Хочу этих мальчишек съесть! Хочу, чтоб отъебли меня! У них такие хуечки сладкие! А уже такие здоровые! У этого Игорешки в особенности! Хочу пососать у них, не могу терпеть!...
Пришлось дальше дело продвигать. Другой раз я опять фотки свои похабные по столу разбросал, дождался когда пацаны возбудились как следует. Выхожу к ним:
- Вот что пацаны! Прямо жалко на вас смотреть, как вы мучаетесь. Да вы подрочите по настоящему, не стесняйтесь. Штанишки свои снимите, чтобы удобнее было.
Сам расстегиваю ширинку и достаю свой член вместе с яйцами. Он у меня давно уже трубой торчал, так и выпрыгнул наружу. Пацаны вначале ошалели, вылупили глаза на мой взрослый инструмент. Тихонько залупляю головку и им показываю:
- Давай, делайте, как я! Не стесняйтесь!
Смотрю, Игорь брючки свои расстегнул, спустил их до колен и мнет свою хуину . А Борька-тихушник просто достал свой членик из ширинки и зажал в кулачок. Он у него небольшой, но такой крепенький, хорошо стоит, как гвоздик. Чтобы еще больше их распалить, беру фотку и начинаю про Наташкины прелести рассказывать:
- Смотри, какая у нее пизда. Видишь, какая волосатая норка, глубокая, сладкая. Вся складочками обложена, а внутри два дырочки – одна чтоб ебаться, другая – чтобы ссать. Тебе какая больше нравится?
Борька, как уроке, руку тянет:
- Мне, которая ссыт…
А Игорек:
- А мне обе нравятся! Даже очень, - а сам хуй свой изо всех сил наяривает.
Я ему говорю:
- Погоди, остановись Игорек, а то сейчас кончишь, дальше уже не сможешь…
- А ты не бойся! Я в день раз по десять кончаю, а потом еще хочу!
И на этих словах не удержался, весь задергался, застонал, из хуя малафья струйкой брызнула. Я еле успел свой рот подставить, прямо в меня спустил. Проглотил, остатки по лицу размазал, так приятно стало, чуть сам не кончил. Борька смотрит на нас, глаза вылупил. Я тихонечко его за член взял, яички нежно в руке перекатываю:
- А вот Боря у нас необслуженный остался. Интересно, ты сколько раз в день дрочишь? Ну, рассказывай…
- Я десять не могу, у меня малафьи мало… Но мне очень ваша жена понравилась, вот на нее бы я много мог. Особенно вот здесь, где она ссыт…
Там на одной фотографии Наташка присела над унитазом, складки на пизде раздвинула и брызжит широкой струей в разные стороны. Очень фотка возбуждает.
- Вот,что мальчики! Раз вам нравится, как ваша училка ссыт, я вам еще одну вещь покажу.
Выдвинул корзину из-под ванной и вывалил нестиранное белье своей жены: трусики разные, лифчики, маечки… Они прямо вцепились в эти тряпки, рассматривали их, нюхали, наслаждались запахом грязных трусов, пахнуших мочой и женскими выделениями. Хуи у них опять встали. Игорь еще раз кончил прямо на Наташкины черные кружевные трусики. Но я теперь все внимание на Бориса переключил.
- Иди сюда, парень, я проверю, как у тебя стоит!
Он подходит с расстегнутой ширинкой, наружу хуек торчит, такой сладенький, слегка изогнутый, с хорошей залупой, весь подрагивает от напряжения. Я для начала прижал его к себе, потерся хуем об хуй, потом взял его в руку и стал тихонько подрачивать. А сам шепчу ему на ушко:
- Хочешь выебать мою жену? Смотри, какая у нее пизда сладкая. Ее столько раз ебли все хором, столько хуев ей в пизду совали, а ей все мало. Когда ей засовываешь, у нее там мокро становится, она вся хлюпает рыжие проститутки) от мокроты. Хочешь сунуть ей? Она тебя ждет, только покажи ей свой конец, она сразу в него вцепится.
- А вы не будете против? Вам тоже хочется, чтобы я ей сунул?
- Ну, что ты малыш, я против не буду. Я сам ей ляжки раздвину и пизду открою, очень хочу посмотреть, как жену молодой парень ебет! – говорю, а сам его за хуй лапаю, за яйца щупаю. Повернул Борьку к себе спиной, обхватил сзади руками и хуй ему дрочу.
Продолжить?. Кому интересна тема, пишите письма в личку.

я прямо зачитался)))
 
Верх